Калгари, Канада, жизнь в Калгари, новости Калгари, события в Калгари, информация о Калгари, афиша, знакомства в Калгари

Добро пожаловать в Форт МакМюррей!

14573424

Решила, напишу о Форт МакМюррее, чтобы всем сюда ехать  захотелось. Здесь родился и вырос мой замечательный мужчина, здесь живет вся его семья, а мы сюда приехали на лето, чтобы подзаработать денег на второй год библейской школы.

18805_originalПо приезде в город красуется, приветствуя жителей и гостей города, такой знак: добро пожаловать в Форт МакМюррей

Вот и я встречаю вас по-русски: добро пожаловать в Форт МакМюррей!

Так, как бы мне позитивненько про Форт Мак написать.  Ах, да, это нефтяная столица Канады. 40% всей нефти в Канаде добывается именно здесь (плюс окрестности). А вообще, Канада – вторая после Саудовской Аравии страна по запасам извлекаемой нефти. Причем технология тут – извлекание нефти из ПЕСКА. Хм, я пока этого не понимаю. Мой “папа-в-законе” (свекр, то бишь) 31 год проработал на этих самых нефтяных песках, да и муж мой собственный работал там. А еще там есть вот такие “грузовички” (фото не мое).

17734_originalЗаметили белую машинку??? Я когда первый раз увидела видео, офигела, такой большой, просто громадный это грузовичище. Наберите в ютубе “suncor energy heavy equipment” и тоже офигеете. Наверно, одно такое колесо стоит 100 тысяч долларов. Тут есть экскурсия на эти самые пески, обязательно поеду и даже хочу сфотографироваться на фоне этой махины. Экскурсия – 40 долларов.

Еще из хорошего – здесь у людей самые большие в Канаде зарплаты… Хотя… хорошо ли это? Когда Уэсли говорит новым знакомым, что он из Форт Мака, многие кривят лица. Уэслины родители 30 с чем-то лет назад перебрались сюда с годовалым сыном (братом Уэсли) из Онтарио, в поисках счастья, наверное. Считается, что город этот очень затягивает и люди здесь не знают ничего, кроме работы. Монстры какие-то. И это правда. Некоторые начинают работать в 3.30 утра и заканчивают в 7-8 вечера, живут в кемпах (ну типа рабочее поселение, куда семью даже нельзя привезти) или в трейлерах (дом на колесах). Тут, кстати, один из самых больших в мире трейлерных парков. Вчера была в одном таком. Вот он.

Тут жутко дорогое жилье. Чтобы арендовать место на стоянке в таком трейлерном парке (точнее парке рекреационного транспорта – RV park) и получить доступ к электричеству, воде и канализации, нужно заплатить 1200 долларов. Как вам? А арендовать двухкомнатную квартиру (с гостиной и двумя ванными-туалетами) в Форт МакМюреее стоит 2400 канадских зеленых. А дом – точнее один всего этаж – 4-5 тысяч. Тут, наверно, самое дорогое жилье в Канаде. Люди тут могут зарабатывать по 20 тысяч долларов в месяц и жить в трейлерах, а в конце смены (скажем две недели работают, одну отдыхают) летают домой – в Ванкувер, например или в Келоуну ту же самую. Очень много тут этих самых трейлерных парков и то, что они называют, mobile houses – мобильных домов, их можно собрать-разобрать и перевезти в другое место. Но на самом деле эти трейлеры – они не плохие. Я бы сказала, даже лучше чем некоторые наши русские квартиры. А есть вообще шикарные. Например, Voltage RV.

Внутри он выглядит так. Фотка взята с их официального сайта.

 18302_original
 

Два душа, два туалета, спальня, комната, гостиная, плюс куча места для хранения всяких там “игрушек” – мотоциклов и квадрациклов. Даже Уэслины родители намереваются продать свой дом и жить в таком доме на колесах и путешествовать по всей Северной Америке (жаль, в Россию на таком не доедешь). Вы спросите, а откуда же в нем берется вода и электричество? Так по всей стране парков таких немерено – где есть, как говорится полный hook-up – прицепляешь кабель к специальному столбу и на тебе комфортные условия. А едешь куда-нибудь – у тебя генератор и огромные баки воды – так что все равно комфортно. И никаких тебе мальчики налево, девочки направо. Бррр!!!

Что-то я отвлеклась на машины всякие… Да потому что, собственно, без них тут – НИКУДА. Правильно у нас говорят – автомобиль – не роскошь, а средство передвижения. Поэтому я и сижу тут и кукую. Машины нет, водить не умею, прав нет… Дом Уэслиных родителей находится от города в километрах тринадцати. Я на гугле посмотрела, пешком до города идти 4 с половиной часа, а на велике ехать – полтора часа. И это с горы, а обратно сюда, в эту лесную глушь, я вообще не доберусь. А тут в округе нет ничегошеньки – домов штук семьсот, а нет ни магазинчика, ни кафешечки. Есть горнолыжная база в трех минутах ходьбы, но она, понятное дело, летом не работает. Причем дома тут такие большие и огромные, денег у людей много. Мой предпринимательский глаз сразу заметил отличную идею для бизнеса, но как мне пояснили родственники, жители этого поселения против “цивилизации” – хотят сохранить “деревенский” дух. Так что, сахар закончился, дуй пятнадцать минут на машине в город или к соседям иди.

Так, что еще. В Форт Маке половина жителей – приезжие из других стран. Очень много мусульман, женщины ходят в паранжах, причем есть те, у которых только полоска глаз видна, и более такие оканаденные – позволяют джинсы и футболки с длинным рукавом и платок на голове. Почему-то много из Сомали и Ливана и еще из Индии. Бетти, моя свекровь, в школе работает, так она говорит, что половина учащихся – это мусульмане, даже хотят в следующем году ввести уроки Корана. А вот плакат “С Рождеством Христовым!” повесить не разрешают. Нельзя никакой религии, понимаешь. Ну и дела…

Еще меня поражает, какой тут народ толерантный. Нет дискриминации по национальному или половому или религиозному приципу. Не, наверно, это я загнула, конечно, встречается. Но вот на работу здесь обязательно берут определенный процент женщин, приезжих и коренных жителей, даже если они не продуктивно работают. Уэсли мне рассказал, как с ним работает девушка одна, от которой никакого толка нет в поднимании тяжеленных труб и копании огромных ям, но она все равно работает. Так надо. А еще меня поразила тут одна кассирша, работающая в Zellers – большом универмаге. Я ее на кассе просто понять не могла. Она мне говорит: “свип хир” – это что? А как оказалось, это “свайп” (swipe), она меня просила провести картой по элетронному устройству. По-английски она очень плохо говорила, что очень замедляло процесс покупки и удлиняло очередь недовольных ее медленностью покупателей. Для магазина же плохо это, так все покупатели уйдут, но они не имеют права отказать ей, потому что, дескать, она иностранка и по-английски плохо говорит. Помню требования у нас в России, например, в какой-нибудь Евросети – молодой, красивый, русский, с пропиской, с высшим образованием, без дефектов речи, и т.д. и т.п. Ущемляют, не иначе!!!

Ну и такие краткие пунктики, что я еще заметила:

  • большинство жителей Форт Мака являются обладателями больших машин, типа джипов по-нашему. Маленьких легковушек – подавляющее меньшинство, чувствуешь себя в ней каким-то тараканом. А на хайвее так вообще страшно. У Уэсли маленький Шевроле Кавальер 90-х годов (купленный в Келоуне за 500 долларов, работает отменно), так наша дорога из Келоуны сюда была полна опасных моментов. Даже лось если попадется, очень для нас опасно, а большой джип просто дальше проедет и все (столько лосей-оленей погибает из-за этого). Мы когда сюда ехали, моя задача была наблюдать за парой красных точек – оленьих глаз и немедленно сообщать моему мужу-водителю – чтобы притормаживал. Пронесло нас в этот раз)))
  • в Форт Макмюрее есть бездомные, наркоманы и пьяницы. Я этому очень удивилась, думая, что в городе, полном возможностей, их нет, но ошибалась. Весь скарб – в магазинной тележке, ночлег в Армии Спасения, бесплатные обеды, дотации от государства… Причем, если ты коренной житель (первая нация, но ни в коем случае не индеец – это Колумб их так назвал, но для них очень обидно) – то вообще большие выплаты за то, что белое население вторглось и завоевало их землю.. Вот можно и не работать, считают они. Жалко, конечно, потому что меня коренные жители и их культура завораживают. И еще они напоминают мне ненцев, которых я видела в Воркуте и моих родных бурят.
  • Форт Мак – дикий край. Несколько раз сюда во двор к Микки и Бетти заходили “на чай” голодные медведи-гризли. Один раз Бетти пошла мусор выносить, а возле мусорного бака тусовался на задних лапах медведь. Не говорю уже об оленях. Они везде, даже в городе. А если они пугаются, то впадают в ступор – стоят и не могут с места сдвинуться, поэтому они очень опасны на дороге. А вчера, когда мы с любимым вечером поехали в город выпить кофе – дорогу нам перебегал койот – я поверить не могла, убеждая Уэсли, что это собака. Но да, это был самый настоящий волк-койот. Потом сама лично возле кучи бревен во дворе наблюдала лесного сурка – такое большое коричневое боброобразное существо с пушистым хвостом. А по дороге из Калгари в Форт Мак мы встретили лису, волка, оленя, кролика… Уэсли всегда смеется над моей радостной “детской” реакцией на животных – ну извините, я не провела свое детство, играя в охоту на оленей…19580_original
  • в Форт Маке – всего два Старбакса и два Тим Хортонса. Тим Хортонс – это чисто канадская сеть кофеен, которая мне гораздо больше нравится, чем американский Старбакс. Видели бы вы очередь из машин в Тим Хортонс (drive trhu – в машине сидишь и кофе заказываешь и тебе через окошко его подают)!  Я не понимаю эту страсть к кофе, чтобы в машинной очереди по полчаса стоять сидеть. Канада- очень кофейная страна, ну очень, и то, что тут так мало кофеен – это жесть вообще. Да и кто тут будет кофейню открывать, когда в нефтяной сфере денег в три раза больше можно заработать. Видимо, это особенно круто – ходить по единственному в Форт Маке моллу с бумажной чашкой Старбакс – или, может, это болезнь уже такая – кофе!!! А Старбакс тут мне вообще не нравится – вчера заказала White Chocolate Mocha- так такое сладкое было это кофе, что я тут двумя стаканами кофе дома разбавила – и все равно сладко было (да-да, именно так, принесла домой и разбавила – практичная я какая). А еще тут в Старбаксе нету специальных предложений, как в Келуоне, ну там Фраппучино за полцены с 3 до 5 или чай латте 50% с 11 до 13. Объясняют просто: а чего вы хотели, это ж Форт МакМюррей! Причем еще, что один Старбакс находится в супермаркете Сэйфвей и там бесплатный вай-фай и там зависают те, у кого дома нет интернета – в основном, иностранные студенты.
  • Да-да, в городе с самой большой зарплатой в Канаде всего один единственный молл. Петерпонд, называется. Это человек такой был, Питер Понд. Да и такой он молл маленький, такой неказистый, в шоке я прямо. Так что жители Мака ездят шопиться в столицу Альберты – Эдмонтон, что в пяти часах езды.
  • В Форт МакМюррее есть замечательное место –  Mac Island – огроменный спортивный комплекс с аквапарком, бассейном, джакузи, сауной, беговыми дорожками, теннисными кортами, волейбольными, баскетбольными и футбольными площадками, концертным залом, библиотекой, хоккейными и керлинговыми катками, роллердромом. И все это построила для своих работников нефтяная компания. Ничего себе так о работничках заботятся. На фотографии лишь аквапарк с бассейном.
 18603_original
  • Mac Island – это, практически, единственное место развлечения в Форт Маке. Больше нет ничего. Ну, разве что heritage park и экскурсия на нефтяные пески. Один кинотеатр. Ни тебе театров, музеев, памятников. В общем, дыра это, дыра!
  • Хочу еще рассказать о семье брата Уэсли. У них два мальчика – 11 и 8 лет. Они очень хорошо играют в хоккей. А хоккей в Канаде – это все. Зимой тут собирается команда, играет, но ближе к лету тренировки прекращаются. А мальчики мечтают в НХЛ играть. Вот они и сами себе деньги собирают (пончики продают или лотерейные билеты – модное слово фандрэйзинг) и ездят по все стране, чемпионаты выигрывают. Так их родители возят детей каждые (!) выходные в Эдмонтон (5 часов езды) или в Калгари (8 часов), чтобы играть в хоккей. Безумие! Зато мои племяннички поедут в июле в Филадельфию, что в Америке, представлять Канадскую детскую сборную по хоккею. Такие они молодцы! И в прошлые выходные оба привезли золотые медали, а старший аж три гола забил, умничка!
  • Еще меня поражает как у людей тут все есть. У многих моих сограждан, тоже, наверно, все есть, но тут у практически каждой семьи имеется следующий набор игрушек: машина на работу ездить, машина просто так, кемпинговый трейлер, мотоцикл, квадрацикл, снегоход, лодка. Плюс: велосипеды, мопеды, трайки (трехколесные мотоциклы с громадными колесами), тракторы… Я сильно поражалась наличию металоллома, скопившегося во дворе Уэсли за пятнадцать лет – штук 20 старых машин, мотоциклы, квадрациклы, трайки, лодки, трейлеры… Да и еще же всякие там газонокосилки и сорняковыдиратели… Жесть какая-то! И притом, что если на свалку вывозить весь этот металл, надо деньги платить – вот и валяется все это во дворе. А они еще дом собирались продавать. Мой муж в прошлом году решил убраться во дворе – он у меня сильный, всю эту “ржаку” (от слова ржавый) скидал в одну кучу и папа прямо ахнул – так всего много. А еще тут одна девочка лет одиннадцати постоянно колесит на квадрацикле вокруг нашего квартала – у меня такого детства не было. А когда Уэсли было 8 лет, он насобирал много-много бутылок и еще газон  у друзей накосил и купил себе маленький мотоциклик. Настоящий!!! Вот он, двор с металлоломом.19237_640

Напоследок фотография домика, в котором мы сейчас живем и который построил мой свекр и в котором мой муж провел свое отрочество:

Вот такие у меня впечатления о Форт МакМюррее. Русских, я так понимаю, тут раз-два, и обчелся. Познакомилась с мамой и сыном из Казахстана в церкви, да и еще девочка одна из Украины, в школе учится (и то в контакте только). Так что русские в Форт Маке, отзовитесь! Приедете ко мне чай пить, ну или я к вам. У меня халва есть, и даже зефир в шоколаде. Мне тут немного скучно, но я все равно нахожу себе занятия. Грядку полоть, на солнце загорать, обед-ужин готовить, на велосипеде кататься, P90X делать… Глядишь, так и день пройдет.

А так бежать надо из Форт МакМюррея и не оборачиваться!

upd: Спросила у мужа, а он-то, оказывается, эту громадину-грузовик (самый большой, кстати, в мире) водил, когда ему 20 лет было. А брат его, Лукас, работает пожарником на нефтяной фирме и пообещал показать мне, что у этой махины внутри!

Источник информации: http://uliana-nevskaya.livejournal.com


 И еще немного информации о Форте МакМюррей с портала http://aviaformat.com/FtMac1.htm

Форт МакМюррей – нефтяная столица Канады. Ну и окружение соответствующее. Масштабно все, начиная с цен на жилье, приближающихся к ценам в Торонто и давно оставивших позади столичные оттавские, и заканчивая размерами машин. Такое впечатление, что на привычных легковушках здесь никто не ездит. Самые популярные машины – полноприводные джипы разных сортов, видом своим напоминающие самоходные артиллерийские установки “Фердинанд”, такие же громоздкие и непоколебимые в своей правоте. Картина вылезающей из этого монстра хрупкой девушки режет глаз. Хочется предложить ей стремянку.
Мужское население городка в большинстве своем выглядит не слишком разнообразно. Светло-синие джинсы, огромные желтые ботинки на толстом протекторе, футболка, клетчатая рубаха и бейсбольная кепка с гнутым козырьком. Добавьте сюда красноватое обветренное лицо, большие крепкие руки с мозолистыми ладонями, и получится типичный работник нефтяной и газовой отрасли провинции Альберта. Козырьки кепок-бейсболок заслуживают отдельного упоминания. Ни в одном магазине вы не найдете кепку с плоским козырьком. Все козырьки в государстве гнутые, как будто их пару лет держали примотанными изолентой к десятидюймовой трубе. Если вы выйдете в Канаде на улицу в кепке с плоским козырьком, на вас посмотрят как на идиота или иностранца, пол-часа назад приехавшего в Канаду. И вообще, такие кепки являются частью национальной одежды. Я встречал их даже на людях, не спеша идущих куда-то в тридцатиградусный мороз – что не мешает этим людям одновременно носить пуховые куртки. Ну традиция такая.

Добыча нефти здесь происходит не так, как мы привыкли видеть в телепрограммах и на картинках. Никаких ажурных нефтяных вышек как в Оклахоме или в Саудовской Аравии тут не встретишь. Нефть добывают из нефтяных песков. Роют огромные котлованы, из которых добывают пески, пропитанные нефтью. Потом эти пески самосвалами свозят в специально для этого построенные водоемы. А уже в этих водоемах отделяют мух от котлет, то есть нефть от песка. Технология не суперсложная, песок промывают водой и горячим паром. Нефть при этом, как субстанция более легкая, чем вода, поднимается на поверхность, откуда ее собирают. Местный инженер рассказал мне, что после многократной промывки песок остается таким чистым, что его можно вывозить на пляжи в Карибское море, и никто никогда не догадается, что он совсем недавно был пропитан нефтью.

Нефтяные компании в очереди за пособиями по бедности не стоят, и наблюдать с воздуха масштаб их присутствия очень интересно. Рядом с разработками построены чистые и красивые, насколько это возможно в полевых условиях, коттеджные городки для работников. Людей сюда часто возят работать вахтами. Механик, которого я забрасывал на перекачивающую станцию посреди болот, сказал, что он живет в атлантической провинции Ньюфаундленд, а сюда ездит работать. Компания покупает ему билет на самолет туда и обратно, селит его в рабочем коттедже, кормит три раза в сутки и платит очень приличную зарплату. Механик доволен, компания тоже. Хозяева производства не обижают и себя. Компании владеют современными реактивными самолетами бизнес класса и своими аэродромами.


 В канадской провинции Альберта идет активное промышленное освоение лесных территорий. Наряду с лесопользованием и добычей полезных ископаемых ведется разработка нефтяных и газовых месторождений. Начавшийся там бум освоения нефтеносных песков еще больше усугубляет ситуацию.

Наиболее наглядно это видно на примере положения в форте МакМюррей, в котором резко растут цены на жилье. Еще несколько десятилетий назад он действительно был настоящим медвежьим углом, а ныне по праву считается центром канадской нефтедобывающей индустрии. Форт МакМюррей влечет к себе тысячи людей. Но достать там жилье представляется из-за его нехватки весьма проблематичным. Дом, стоивший еще десять лет тому назад 100 тыс. долл., теперь обходится покупателю свыше полумиллиона долларов.

Как отмечает германская газета Handelsblatt, миллиардные инвестиции в нефтедобывающую отрасль превратили район нефтеносных площадей вдоль реки Атабаска в символ энергетического и сырьевого богатства Канады. Однако развитие инфраструктуры отстает от требований, связанных с бумом в сфере добычи нефти. Поэтому провинциальное правительство Альберты планирует выделить в перерасчете 245 млн. евро на строительство в ближайшие три года новых больниц, жилых домов и модернизацию системы канализации. Это делается в целях предотвратить коллапс в городе, испытывающем на себе воздействие продолжающегося бума.

Нефтяное богатство представляет собой на самом деле движущую силу канадской экономики. Кстати, что такое нефтеносные пески? Это – полезное ископаемое, состоящее из глины, песка, воды и битума. Из нефтяных песков с помощью, в частности специальных очистительных заводов производятся обычная нефть и нефтепродукты. «По осторожным оценкам, – пишет Handelsblatt, – доступные резервы нефти в Канаде составляют 179 млрд. баррелей. Тем самым она занимает в мире второе место после Саудовской Аравии по этому показателю.» Правда, в основном из этих запасов 174 млрд. баррелей находятся в нефтеносных песках и могут быть освоены с помощью дорогих и наносящих ущерб окружающей среде технологий. Нефтеносный песок добывается на открытых разработках или непосредственно сама нефть после того, как она посредством горячего пара разжижается под землей и затем откачивается на поверхность. Оба метода требуют в дальнейшем проведения специальных химических процессов, прежде чем можно будет продавать полученный продукт как синтетическую нефть.

Цена барреля определяет перспективность месторождения

После того как в феврале 1947 года в общине Ледук (провинция Альберта) была открыта нефть, канадская промышленность очень долго использовала прежде всего традиционные методы нефтедобычи с применением буровых вышек и колодцев. Лишь после того, как на мировом рынке возрос спрос на нефть и ее цена превысила уровень в 40–50 долл. за баррель, оказалось стоящим разрабатывать нефтеносные пески на севере Альберты. Такие компании, как Petro Canada, Shell, Exxon и Texaco, немедленно приобрели соответствующие лицензии.

По данным Handelsblatt, в настоящее время Канада добывает ежедневно 2,5 млн. баррелей нефти – 1,3 млн. баррелей из обычных источников и 1,3 млн. баррелей их нефтеносных песков. К 2020 году совокупная нефтедобыча в Канаде может подняться до 4–5 млн. баррелей ежедневно. Из них на долю добычи из нефтеносных песков придется от 3,3 млн. баррелей до 4 млн. баррелей. Таков прогноз, сделанный Союзом канадских нефтепроизводителей (CAPP). Федеральные власти страны исходят из того, что к 2015 году инвестиции в нефтеиндустрию составят внушительную сумму – 94 млрд. канадских долларов.

Сторонники защиты окружающей среды весьма скептически относятся к подобному развитию отрасли. Так, организация Wold Wide Fund for Naturre (WWF) обращает внимание на то, что по сравнению с традиционной добычей нефти ее добыча из нефтеносных песков требует в три раза больше энергии и при этом высвобождает почти в три раза больше диоксида углерода. У специалистов по проблеме климата вызывает помимо всего прочего недовольство тот факт, что для нетрадиционной нефтедобычи применяется экологически чистый природный газ с целью извлечь из песка дизельное топливо.

На канадскую нефть имеется спрос во всем мире

Несмотря на энергичную критику определенных кругов общественности, правительство провинции Альберта и правительство Канады делают ставку на развитие получения нефти из нефтеносного песка. Причина этого курса в том, что большой интерес к канадской нефти проявляют наряду с США также Китай и Южная Корея.

«Мы не будем наступать на педаль тормоза», – заявил в свое всремя бывший премьер Альберты Эд Штельмах в ответ на требование защитников окружающей среды ввести мораторий на развитие отрасли, ведущей добычу нефти из нефтеносных песков. Шансов на возможность моратория никаких нет, так как отрасль создает новые рабочие места. В газовой и нефтяной отраслях занято в стране примерно 300 тысяч человек. 75% из них трудятся в Альберте, которая, словно магнит, притягивает к себе рабочую силу из остальных канадских провинций и из-за границы. И это совсем неудивительно. Согласно официальным данным канадской статистики, промышленные рабочие в прошлом году в среднем зарабатывали в час 16,73 долл., тогда как их коллеги в газовой и нефтяной индустрии получали уже 30,36 долл.

В этой отрасли предприниматели жалуются на растущие расходы по оплате стоимости труда, которые ведут к появлению «фактора неизвестности». К тому же повышенный спрос на сырье, в том числе и на сталь, содействует росту цен, от этого сырьевая страна Канада только выигрывает. Рост цен на сталь приводит к повышению стоимости бурового оборудования и тем самым увеличивает производственные расходы нефтедобывающей промышленности. Все это, как считают нефтепромышленники, также создает в значительных масштабах обстановку неуверенности в работе по освоению нефтеносных песков.

До недавнего времени большинство крупных нефтяных компаний не стремились разрабатывать нефтеносные пески, поскольку это требует значительных затрат. В большинстве случаев для добычи нефти необходимо сначала вырубить леса, покрывающие весь регион, осушить болотистую почву, снять поверхностный слой земли и затем выкапывать залегающий под этим слоем нефтеносный песок. Лишь после процедур, необходимых для извлечения нефти, получается битум, который необходимо подвергнуть дополнительной обработке, чтобы поучить из него бензин. Вполне понятно, что все это требует больших затрат энергии. В результате производственные издержки на добычу только одного барреля составляют от 18 до 23 долл. Специалисты банка Citibank исходят из того, что разработка нефтеносных песков целесообразна только тогда, когда цены на нефть не опускаются ниже 40 долл. США за баррель.

В наше время, когда цена нефти составляет чуть ли не сто долларов США, крупные нефтяные фирмы сбились с ног в поисках новых месторождений. Нефтеносные пески неожиданно стали весьма привлекательными. Нет опасности, что разведывательные работы окажутся безрезультатными. Когда работа налажена на таком месторождении, оно способно обеспечить бесперебойный и постоянный нефтяной поток на протяжении 30 и более лет. Такой предсказуемости на обычных месторождениях, как правило, не бывает.

Канада оказалась привлекательной для большинства нефтяных гигантов. Прошедшей весной компания Total сообщила об увеличении общего объема инвестиций в этот регион до 15 млрд. канадских долларов. Норвежская фирма Statoil вложила в разработку нефтеносных песков 2 млрд. долл. США. Подключаются также Shell, Exxon, Chevron и другие. Ожидается, что Канада к 2020 году окажется на одном уровне с Ираном.

Сохраняется одна проблема, связанная с экологией, – разработка нефтеносных песков сопровождается значительными выбросами углекислого газа в атмосферу. Канадское правительство, как известно, обязалось сократить эти выбросы. Поэтому оно потребует от добывающих компаний уменьшить выбросы на 2% в год. Пока, однако, нет технологии, позволяющей это сделать. Некоторые эксперты склонны считать, что неопределенность вокруг нефтеносных песков настолько же велика, насколько велики и сами проекты по их разработке.