Русский язык

deti v immigraciiДолжны ли дети, родившиеся за границей или переехавшие с родителями за границу, воспитываться на русском языке только потому что это родной язык их родителей?
Наверное, каждый родитель задавал себе этот вопрос. Стоит ли мучить ребенка и учить его языку, который, может быть, никогда ему в жизни не пригодится? Что даст ему знание русского языка?

Эти вопросы часто пытаются решить для себя родители. Если Вы уже искали в интернете информацию по этому вопросу, то, несомненно, встретили совершенно противоположные мнения: от фанатичного одобрения до абсолютного неприятия.

 В си­лу раз­личных ис­то­ричес­ких про­цес­сов: войн, ре­волю­ций, тор­мо­зив­ших раз­ви­тие граж­данс­ко­го об­щест­ва, мно­гие под­данные Рос­сий­ско­го го­сударс­тва, в чис­ле ко­торых бы­ло не­мало не­русс­ких, вы­нуж­де­ны бы­ли по­кинуть свое оте­чест­во, уне­ся с со­бой зна­ния род­но­го русс­ко­го язы­ка и куль­ту­ру. 

В мес­тах но­вого про­жива­ния де­ти и тем бо­лее вну­ки пе­ресе­лен­цев при­об­ре­тали но­вый род­ной язык и ас­си­мили­рова­ли но­вую куль­ту­ру. Лишь уз­ко­му кру­гу эмиг­рантов из Рос­сий­ско­го го­сударс­тва уда­валось сох­ра­нить у де­тей и вну­ков русс­кий язык.

И это был боль­шой по­дарок. Уда­лось сох­ра­нить не толь­ко русс­кий язык и куль­ту­ру, ко­торые не ме­шали, а нап­ро­тив, обо­гаща­ли но­вый род­ной язык и куль­ту­ру.
При этом де­ти и вну­ки по­луча­ли мощ­ные инс­тру­мен­ты для карьеры, пос­коль­ку зна­ния иност­ран­но­го язы­ка (а в ус­ло­ви­ях не­русс­ко­языч­ной сре­ды он фак­ти­чес­ки и юри­дичес­ки ста­новит­ся та­ковым) отк­ры­ва­ют воз­можнос­ти для об­ще­ния с бо­лее ши­роким кру­гом лю­дей и ос­во­ения но­вых зна­ний, что вы­соко це­нит­ся в ми­ре биз­не­са и куль­ту­ры.
Од­на­ко пе­редать эти воз­можнос­ти де­тям и вну­кам уда­валось толь­ко тем ро­дите­лям, ба­буш­кам и де­душ­кам, ко­торые об­ла­дали вы­сокой куль­ту­рой, ко­торые уме­ли це­нить и сох­ра­нять по­луча­емые в нас­ледс­тво от своих пред­ков род­ной язык и куль­ту­ру.
Боль­шинс­тво лю­дей, в том чис­ле, по­лучив­ших хо­рошее об­ра­зова­ние, не спо­соб­но це­нить бесп­лат­но получаемые да­ры при­роды, будь то здо­ровье и кра­сота, язык и куль­ту­ра.
Ут­ра­тив их, лю­ди не толь­ко са­ми пла­тят вы­сокой ме­рой да­же за час­тичное восс­та­нов­ле­ние ут­ра­чен­ных богатств, но вы­нуж­да­ют сво­их де­тей и вну­ков расп­ла­чивать­ся за эти по­тери.
 
detiТе­перь в по­ру пе­ресе­ления ог­ромных масс русс­ко­языч­ных лю­дей мы яв­ля­ем­ся сви­дете­лями это­го бездумно­го рас­то­читель­ства.
По статистическим данным по­дав­ля­ющее боль­шинс­тво де­тей и вну­ков иммигрантов  рос­сий­ско­го происхожде­ния не вла­де­ет русс­ким язы­ком, не уме­ет ни пи­сать, ни чи­тать.  Да­же не хо­чет — ро­дите­ли не хо­тят.
 
Русс­кий язык в стра­нах мас­со­вой эмиг­ра­ции вновь ста­новит­ся при­над­лежностью ма­лочис­ленной куль­тур­ной эли­ты, ко­торая всег­да расс­чи­тыва­ла на собс­твен­ные си­лы и бы­ла не­зави­сима от мне­ния тол­пы.
Но сох­ра­нение русс­ко­го язы­ка толь­ко у этой груп­пы оз­на­ча­ет, что боль­шинс­тво по­том­ков русс­ко­языч­ных ро­дите­лей пе­рес­та­ют быть русс­ко­языч­ны­ми, и язык как куль­тур­ное яв­ле­ние уми­ра­ет.
По­это­му ог­ромные циф­ры, пуб­ли­ку­емые Минп­ро­сом Рос­сии о чис­ле русс­ко­гово­ряще­го на­селе­ния в ми­ре, предс­тав­ля­ют­ся нес­коль­ко пре­уве­личен­ны­ми.
 
 

Су­щест­ву­ет ли воз­можность сох­ра­нить у боль­шинс­тва де­тей эмиг­рантов русс­кий язык род­ной для их ро­дите­лей?

Те­оре­тичес­ки та­кие воз­можнос­ти су­щест­ву­ют, и при этом име­ет­ся не­от­ложная пот­ребность сох­ра­нить русс­кий язык хо­тя бы в ка­чест­ве единс­твен­но­го средс­тва об­ще­ния по­коле­ний.
Од­на­ко ни эта воз­можность, ни эта пот­ребность не мо­гут быть ре­али­зова­ны, пос­коль­ку по­ка нет по­нима­ния су­щест­ва са­мой проб­ле­мы, пре­пятс­тву­ющей сох­ра­нению русс­ко­го язы­ка у де­тей, нет и ор­га­низа­ции, за­нятой ре­шени­ем та­кой проб­ле­мы.
Без об­ще­го по­нима­ния не­воз­можно ре­али­зовать да­же очень по­лез­ные нов­шест­ва в ре­шении от­дель­ных ас­пектов проб­ле­мы.

 
russiy yazikРасс­мот­рим под­робнее каж­дый из ас­пектов проб­ле­мы.
Пер­вый ас­пект — пот­ре­битель­ский. Ро­дите­ли, ба­буш­ки и де­душ­ки в ус­ло­ви­ях эмиг­ра­ции яв­ля­ют­ся единс­твен­ной за­ин­те­ресо­ван­ной сто­роной, за­каз­чи­ками и пла­тель­щи­ками ус­луг по обу­чению де­тей русс­ко­му язы­ку (иск­лю­чение сос­тавля­ют из­ра­иль­тя­не, ко­торым го­сударс­тво вос­полня­ет часть их рас­хо­дов).
Толь­ко они при­нима­ют ре­шение, учить или не учить де­тей и вну­ков русс­ко­му язы­ку. Сми­рив­шись с без­возв­рат­ной ут­ра­той внут­ри­семей­ной язы­ковой свя­зи с млад­ши­ми по­коле­ни­ями (пос­коль­ку са­ми они не дос­та­точ­но вла­де­ют мест­ным язы­ком, ко­торый для де­тей и вну­ков стал род­ным, оби­ход­ным), мно­гие из них («эмиг­ри­ровав­ших ра­ди счастья де­тей и вну­ков!») не же­ла­ют обу­чать де­тей род­но­му для них са­мих русс­ко­му язы­ку.
Выс­ка­зыва­ют­ся опа­сения пе­рег­рузки де­тей умс­твен­ны­ми за­няти­ями при изу­чении вто­рого-третьего язы­ков, хо­тя из ис­то­рии из­вест­но, что сос­то­ятель­ные лю­ди в Рос­сии, в За­пад­ной Ев­ро­пе и Аме­рике с дав­них пор обу­чали од­новре­мен­но трем — пя­ти язы­кам сво­их отп­рыс­ков с ран­не­го детс­тва. Без ущер­ба для умс­твен­ных спо­соб­ностей де­тей.
Не же­лая ме­шать де­тям ос­ва­ивать но­вый язык, они («опять-та­ки ра­ди счастья де­тей и вну­ков») по­ощ­ря­ют же­лание де­тей не раз­го­вари­вать на не прес­тижном для детс­кой сре­ды русс­ком язы­ке.
Бо­лее то­го, ро­дите­ли, ба­буш­ки и де­душ­ки ста­ра­ют­ся по­могать де­тям и вну­кам ос­ва­ивать но­вые язы­ки, ко­торы­ми са­ми не вла­де­ют.
Не­кото­рые ро­дите­ли и вов­се от­ка­зыва­ют­ся от обу­чения де­тей русс­ко­му язы­ку по идей­ным со­об­ра­жени­ям: «да ко­му ну­жен язык стра­ны, где мы стра­дали», пе­рено­ся на но­вую пос­ле­перест­ро­еч­ную Рос­сию ее преж­ние по­роки.
В этом им по­мога­ет по­зиция ли­деров и чле­нов пар­ла­мен­тов ря­да но­вых го­сударств, ко­торые воз­ла­га­ют от­ветс­твен­ность за де­яния го­сударс­твен­но-пра­вово­го ре­жима на язык че­лове­чес­ко­го об­ще­ния.
При­об­ще­ние ро­дите­лей, ба­бушек и де­душек, вос­пи­тан­ных в преж­нем то­тали­тар­ном го­сударс­тве, к цен­ностям ци­вили­зован­но­го об­щест­ва и го­сударс­тва, к про­буж­де­нию у них же­лания по­дарить де­тям еще один род­ной язык, тре­бу­ет боль­шой ор­га­низа­ци­он­ной и разъяс­ни­тель­ной ра­боты и, сле­дова­тель­но, средств.
Од­на­ко без этой ра­боты бу­дет по­теря­но по­дав­ля­ющее боль­шинс­тво по­тен­ци­аль­ных за­каз­чи­ков на ус­лу­ги по обу­чению де­тей язы­ку, и ог­ромное чис­ло де­тей ут­ра­тит воз­можность ос­во­ить русс­кий язык с ми­нималь­ны­ми зат­ра­тами собс­твен­но­го вре­мени и средств ро­дите­лей.
 
detiВто­рой ас­пект — сер­висный. Име­ет­ся в ви­ду пре­дос­та­вить за­каз­чи­кам (ро­дите­лям, ба­буш­кам и де­душ­кам) ка­чест­вен­ные ус­лу­ги по обу­чению их де­тей и вну­ков русс­ко­му язы­ку на уров­не род­но­го язы­ка, т.е. что­бы в те­чение ого­ворен­но­го сро­ка де­ти ов­ла­дели гра­мот­ной уст­ной и пись­мен­ной речью, и при­об­щи­лись к чте­нию книг на русс­ком язы­ке.
Речь идет о про­фес­си­ональ­ных осо­бен­ностях пре­пода­вания русс­ко­го язы­ка в ус­ло­ви­ях эмиг­ра­ции, где на обу­чение русс­ко­му язы­ку от­во­дит­ся в 3 — 5 раз мень­ше сум­марно­го вре­мени, чем на весь курс обу­чения в шко­лах Рос­сии (1500 учеб­ных ча­сов).
Как же в ус­ло­ви­ях та­кого де­фици­та школь­но­го вре­мени, пе­репол­ненных и не­гомо­ген­ных клас­сов и пос­то­ян­но­го об­ще­ния в не­русс­ко­языч­ной сре­де (в на­чаль­ной шко­ле не ме­нее ¾ вре­мени бодрство­вания, а в сред­ней шко­ле и то­го боль­ше) сох­ра­нить русс­кий язык на уров­не род­но­го?
Не­серьез­но го­ворить о том, что русс­ко­му язы­ку долж­но уде­лять­ся столь­ко же вни­мания, сколь­ко но­вому род­но­му (го­сударс­твен­но­му) язы­ку.
Не мо­жет быть ре­чи и об уве­личе­нии школь­ных ча­сов на русс­кий язык за счет сок­ра­щения ча­сов на обу­чение при­нятым в дан­ной стра­не тра­дици­он­ным иност­ран­ным язы­кам.
Где же вы­ход? Вы­ход есть.
Он на­ходит­ся в ин­тенси­фика­ции про­цес­са обу­чения язы­кам. По сви­детель­ству ком­пе­тент­ных ор­га­низа­ций Рос­сии, мно­гие вы­пуск­ни­ки школ при две­над­ца­ти го­дах обу­чения род­но­му русс­ко­му язы­ку не уме­ют гра­мот­но пи­сать и го­ворить и не при­об­щи­лись к чте­нию.
Лишь нем­но­гим та­лант­ли­вым пре­пода­вате­лям уда­ет­ся дос­тичь нуж­ных ре­зуль­та­тов. При­чина ле­жит в том, что та­кие пре­пода­вате­ли при­меня­ют иные, дей­стви­тель­но эф­фектив­ные ме­тоды пре­пода­вания.
Из­вест­но так­же, что во вто­рой по­лови­не ХХ ве­ка про­изош­ла ре­волю­ция в ме­тодах об­ра­зова­ния.
На но­вых ме­тодах бы­ли соз­да­ны эф­фектив­ные ме­тоди­ки пре­пода­вания конк­рет­ных пред­ме­тов.
Их при­мене­ние при­вело к двух-трехк­рат­но­му умень­ше­нию про­дол­жи­тель­нос­ти обу­чения при луч­шем ос­во­ении пред­ме­тов и без опас­но­го уве­личе­ния учеб­ной наг­рузки для де­тей.
 
 

Осо­бых ре­зуль­та­тов до­бились Син­га­пур и Гон­конг при обу­чении ма­тема­тике, фи­зике и дру­гих ес­тест­вен­но-на­уч­ных дис­циплин.

 
То же про­изош­ло и в обу­чении иност­ран­цев русс­ко­му язы­ку — по­яви­лась ме­тоди­ка пре­пода­вания РКИ (русс­кий как иност­ран­ный).
Ре­зуль­та­ты ока­зались об­на­дежи­ва­ющи­ми при обу­чении сту­ден­тов-иност­ран­цев в Рос­сии.
Мак­си­мум за 480 ча­сов в те­чение од­но­го го­да иност­ран­ные сту­ден­ты (да­же из сла­бораз­ви­тых стран), не имев­шие предс­тав­ле­ния о русс­ком язы­ке, ов­ла­дева­ли им на уров­не,
поз­во­лив­шем слу­шать лек­ции и участ­во­вать в се­мина­рах по гу­мани­тар­ным дис­ципли­нам,
пи­сать кур­со­вые и дип­ломные ра­боты и сох­ра­нить язык на дол­гие го­ды вне русс­ко­языч­ной сре­ды.
 
Прак­ти­чес­кие ре­зуль­та­ты: курс се­милет­не­го обу­чения рос­сий­ской шко­лы ре­бенок, жи­вущий в не­русс­ко­языч­ной сре­де, ос­ва­ивает в те­чение 2.5 — 3 лет.
За­нима­ясь 200 — 250 ча­сов (два ча­са оч­ных за­нятий и 1–1.5 ча­са до­маш­них за­даний в не­делю), ре­бенок ов­ла­дева­ет гра­мот­ной (без оши­бок) пись­мен­ной и уст­ной речью, при­об­ща­ет­ся к чте­нию книг.
Это от­но­сит­ся к де­тям, ко­торые на­чина­ли уче­бу, не зная ни од­ной бук­вы.
Они не пред­по­лага­ли су­щест­во­вания заг­лавных букв и вла­дели лишь сло­вами из бы­товой лек­си­ки в объеме ни­же уров­ня зна­мени­той Эл­лочки-лю­до­ед­ки, про­из­но­ся эти сло­ва без па­дежей и с ужа­са­ющим ак­центом.
По­ложи­тель­ные ре­зуль­та­ты обу­чения пов­то­рились у де­тей русс­ко­языч­ных эмиг­рантов, обу­чав­шихся в шко­лах и у част­ных пре­пода­вате­лей в стра­нах Ев­ро­пы и Аме­рики и в Гон­конге, ко­торые при­меня­ли ме­тоди­ку РКИ.
 
imagesCAPMLZ8AЭтот путь мог бы стать по­лез­ным для сох­ра­нения язы­ка у боль­шинс­тва де­тей русс­ко­языч­ных ро­дите­лей, од­на­ко для это­го не­об­хо­дима пе­рек­ва­лифи­кация учи­телей русс­ко­го язы­ка, по­лучив­ших ба­зовое об­ра­зова­ние по пре­пода­ванию русс­ко­го язы­ка как род­но­го, где уче­ник, при­ходя в шко­лу, уже вла­дел стро­ем язы­ка и не­малым лек­си­чес­ким за­пасом.
Там его на­до бы­ло учить толь­ко гра­моте.
Здесь его на­до учить язы­ку, пос­коль­ку ре­бенок, пос­то­ян­но об­ща­ясь с не­русс­ко­языч­ны­ми сверс­тни­ками и взрос­лы­ми, те­ряя грам­ма­тичес­кий строй русс­ко­го язы­ка (сох­ра­няя толь­ко ос­татки лек­си­ки), ста­новит­ся «иност­ран­цем» для русс­ко­го язы­ка.
Од­на­ко в этом воп­ро­се нет еще об­ще­го по­нима­ния сре­ди пе­даго­гов русс­ко­го язы­ка, обу­ча­ющих де­тей русс­ко­языч­ных эмиг­рантов, пос­коль­ку нет ус­та­новив­ше­гося оп­ре­деле­ния са­мого объек­та обу­чения. Раз­ные спе­ци­алис­ты от­но­сят та­ких де­тей к линг­вис­ти­чес­кой ка­тего­рии русс­ко­языч­ных, не­русс­ко­языч­ных, но не иност­ран­цев, осо­бых иност­ран­цев и т.д., пред­ла­гая свои ме­тоди­ки обу­чения.
Здесь вновь пов­то­ря­ет­ся ошиб­ка гу­мани­тар­ных и об­щест­вен­ных на­ук, ког­да за ба­зу при­нима­ет­ся не не­кото­рая ус­той­чи­вая ка­тего­рия (нап­ри­мер, строй язы­ка), а ме­ня­ющееся чис­ло ос­во­ен­ных слов (лек­си­чес­кий за­пас), упот­ребля­емых без пра­вил скло­нения и спря­жения.
До сих пор в им­мигра­ции ши­рокое расп­рос­тра­нение име­ют прек­расно из­данные де­шевые рос­сий­ские учеб­ни­ки, ко­торые пост­ро­ены на ме­тоди­ке пре­пода­вания русс­ко­го язы­ка как род­но­го, с бо­гатой, час­то ма­ло­упот­ре­битель­ной ли­тера­тур­ной лек­си­кой и по­это­му неп­ри­год­ные для пре­пода­вания де­тям, жи­вущим в не­русс­ко­языч­ной сре­де.
Из­да­тель­ства учеб­ной ли­тера­туры в Рос­сии, приз­ванные по­мочь расп­рос­тра­нению русс­ко­го язы­ка за ру­бежом, вы­пус­ка­ют кни­ги для обу­чения де­тей русс­ко­языч­ных эмиг­рантов по ста­рин­ке: от­бор ру­копи­сей про­водит­ся не на кон­курс­ной ос­но­ве приз­нанны­ми спе­ци­алис­та­ми в об­ласти РКИ, по­это­му в ря­де из­данных учеб­ни­ков от ме­тоди­ки пре­пода­вания РКИ ос­та­ет­ся толь­ко сам тер­мин РКИ.
Тре­тий ас­пект — ор­га­низа­ци­он­но-фи­нан­со­вая под­держ­ка. Как по­каза­но вы­ше, для сох­ра­нения русс­ко­го язы­ка у де­тей им­мигран­тов тре­бу­ют­ся зна­читель­ные средс­тва на ра­боту с ро­дите­лями для про­буж­де­ния их ин­те­реса к сох­ра­нению род­но­го русс­ко­го язы­ка у де­тей и вну­ков, с пе­репод­го­тов­кой и по­выше­ни­ем ква­лифи­кации пре­пода­вате­лей, их ат­теста­ции, что­бы за­щитить пра­ва ро­дите­лей, оп­ла­чива­ющих обу­чение де­тей.
Нуж­ны средс­тва для вы­пус­ка и расп­рос­тра­нения учеб­ни­ков, ор­га­низа­ции кон­курсов для де­тей на луч­шее вла­дение русс­ким язы­ком и проч.
До нас­то­яще­го вре­мени нет ор­га­низа­ции, ко­торая мог­ла бы прив­ле­кать не­об­хо­димые средс­тва русскоязычных эмиг­рант­ских об­щест­вен­ных ор­га­низа­ций, русс­ко­языч­ный биз­нес и СМИ в стра­нах мас­со­вой эмиг­ра­ции, а так­же средс­тва Рос­сии.
До сих пор мно­гие эмиг­рант­ские об­щест­вен­ные ор­га­низа­ции, в том чис­ле, меж­ду­народ­ные не осоз­на­ют зна­чения русс­ко­го язы­ка для сво­его собс­твен­но­го су­щест­во­вания и не ока­зыва­ют под­держ­ку ор­га­низа­ци­ям и ли­цам, обу­ча­ющих де­тей русс­ко­му язы­ку. Все рас­хо­ды па­да­ют на ро­дите­лей.
Здесь путь — прив­ле­чение ос­новно­го ис­точни­ка по­пол­не­ния рас­хо­дов — вла­дель­цев биз­не­сов, вла­дель­цев СМИ, для ко­торых сох­ра­нение пот­ре­бите­лей русс­ко­го язы­ка и куль­ту­ры предс­тав­ля­ет важ­ный ком­по­нент ком­мерчес­кой де­ятель­нос­ти, об­ла­да­ющей боль­шим и ус­той­чи­вым фи­нан­со­вым по­тен­ци­алом.
По материалам professionali.ru
 
Из серии статей по билингвизму
От авторов проекта “Семейное образование”
Сразу вспоминаются фразы про Толстого и Достоевского, про «великий и могучий» русский язык. Но давайте признаемся, Толстой и Достоевский так же далеки от наших детей, как Москва от Нью-Йорка, Лондона и Парижа. Зачем им, фактическим американцам-французам-итальянцам-немцам этот «великий и могучий», местами невозможно трудный и непостижимый русский язык? Что он им может дать? Стоит ли тратить столь колоссальные силы-деньги-время на изучение и сохранение русского языка в жизни наших детей? Попробуем разобраться, зачем детям учить русский язык.
 
1. Самая простая и видимая причина. Отличная оценка по иностранному (в нашем случае русскому) языку в аттестате повышает средний балл ученика и вытягивает конкурс при поступлении в престижное учебное заведение.
 
2. Знания лишними не бывают. Тем более языковые. И тут как про масло в каше — чем больше, тем лучше. Только масло не должно быть прогорклым, а знания -навязанными и поверхностными.
 
3. Чем больше языков освоит ваш ребенок, тем выше будут его шансы получить хорошую работу-зарплату-положение в обществе. Истина простая и незамысловатая, но требующая грамотных действий и самоотдачи от всех членов семьи будущего топ-менеджера крупной нефтяной компании или, если повезёт, её владельца.
 
4. Правило фундамента — чем он надёжней, тем выше будет здание. Так и на фундаментальные знания двух языков гораздо легче наложить знания третьего, четвёртого, а если захочется, то и пятого языков. Сверху всё украсить хорошо развитым вниманием, памятью и мышлением. А на самую макушку водрузить бесконечно высокий показатель

IQ. Далее смотри пункт 2.

5. Стать умному человеком ещё более умным в Оксфорде-Гарварде возможно при наличии чемоданчика с деньгами, небольшой нефтяной вышки и\или скромного отеля на 600 номеров где-нибудь на Лазурном побережье у родителей будущего владельца и приумножателя всего этого добра. А вот образование на чеховском языке в МГУ, Бауманской академии, Консерватории на необъятных московских просторах не требует столь значительных вложений. Конечно, МГУ не Оксфорд (по цене, месту в рейтинге, но не по качеству вынесенных знаний), но и ваша фотография не печатается в журнале «Форбс».
 
6. Язык до Киева доведёт. И вообще, увеличить круг потенциальных собеседников-коллег-друзей на несколько сотен миллионов человек, населяющих 1\6 часть суши — это всегда пригодится. Также человек получает уникальную возможность общаться с культурой великого народа, а возможно станет её активным носителем. Я имею в виду не самовар с бубликами, а непостижимую русскую душу с её состраданием и самопожертвованием, щедростью и великодушием, гениальностью и глубиной.
 
7. Что там было про Толстого и Достоевского? Получать удовольствие от чтения классической русской литературы способны далеко не все. А читать Пушкина в переводе это всё равно что вместо обеда читать поваренную книгу. Вроде всё понятно, а удовлетворения никакого.
 
8. «Мы говорим на разных языках!» — эту фразу используют не только двуязычные. Часто люди, говорящие на одном языке, не могут понять друг друга. А когда к переходному возрасту, проблемам на работе, плохому парню дочери и так далее по возрастающей прибавляется ещё и другой язык, то мир, взаимоуважение и взаимопонимание в семье должны перескочить ещё через одно дополнительное языковое препятствие по дороге в ваш дом. Пожалуй, только сохранение на всю жизнь нашего личного языка общения с нашими детьми способно убрать эту преграду. И вообще, бабушка тоже хочет пообщаться с внуком! Не лишайте её этой человеческой радости.
 
9. Коммуникабельность, креативнось, мобильность (кстати, явно не исконно-русские слова) — хорошие качества. Трудно представить, что человек со знанием нескольких языков станет безыдейным молчуном-затворником.
 
10. Выбор. Зачастую отсутствие каких-либо знаний, тем паче языковых, наглухо закрывает перед нами все двери (вспомните свои первые годы иммиграции), а наличие этих самых знаний открывает перед нами много различных путей к счастью. Ходи и выбирай.
Конечно, каждый родитель может хотеть или не хотеть, чтобы его ребёнок знал русский язык. Но хотеть легко, а стараться уже сложнее. Но в наших силах сделать жизнь наших детей наполненной, разнообразной и интересной.

Так давайте постараемся!

По материалам http://www.familyeducation.ru

Leave a Reply