Калгари, Канада, жизнь в Калгари, новости Калгари, события в Калгари, информация о Калгари, афиша, знакомства в Калгари

Оперетта Гилберта и Салливена “Гондольеры” – 19 Apr – 4 May 2013

imagesCAVELOSD
Театр Morpheus представляет оперетту Гилберта и Салливена “Гондольеры”.
19 Apr – 4 May 2013,  7:30pm
Pumphouse Theatre, 2140 Pumphouse Avenue SW
Билеты на сайте http://www.morpheustheatre.ca

Оперетта Гондольеры или Король Баратарии, написанная либреттистом Уильямом Гилбертом (1836–1911) и композитором Артуром Салливеном (1842–1900), была впервые поставлена в 1889 г. в театре Д’Ойли Карт Компани и выдержала 554 представления. Оперетты Гилберта и Салливена пользовались огромной популярностью у английской публики, чему способствовали также остроумные шутки и намеки, рассыпанные в тексте. Упоминания о них можно найти и в английской литературе того времени, например, в произведениях Джером К.Джерома.

Краткое содержание

Действие первое

Венеция. Молодые гондольеры Марко и Джузеппе Пальмьери сегодня должны выбрать себе невест по старинному обычаю с помощью игры в жмурки. Конечно же, в толпе девушек-крестьянок они выбирают именно своих любимых Джанетту и Тессу. Счастливые пары уходят венчаться.
Торжественная музыка возвещает прибытие герцога и герцогини Плаза-Торо, их прекрасной дочери Касильды и свиты в лице единственного лакея Луиса, тайно влюбленного в Касильду. .
imagesCAVI7FZWЛуиса посылают известить Великого инквизитора Дона Альгамбра дель Болеро о прибытии герцога, а в это время герцог (он, как обычно, находится в крайне стесненных обстоятельствах) рассказывает Касильде, что ее в возрасте 6 месяцев обручили с наследным принцем, сыном короля Баратарии. Касильда недовольна – перед тем, как это делать, следовало бы спросить ее. Отец резонно отвечает, что в то время она была слишком мала, и, продолжая рассказ, сообщает, что в интересах государственной важности Великий инквизитор в свое время организовал похищение малютки-принца и его доставку в Венецию, а теперь получено известие, что король и весь двор были перебиты при очередной революции. И вот теперь герцог приехал в Венецию, чтобы узнать у Великого инквизитора, где находится принц, а ныне новый король, чтобы его жена Касильда могла вступить в свои права королевы Баратарии. . Луис возвращается, герцог с герцогиней уходят к Великому инквизитору. Касильда рассказывает Луису о своем браке с принцем. Пораженный Луис вспоминает, что его мать была кормилицей принца и часто рассказывала о нем. .
Возвращаются герцог с герцогиней и Дон Альгамбра, который объясняет, что хотя местонахождение принца точно известно, с установлением его личности могут быть проблемы. По его словам, ребенка отдали на воспитание в семью венецианского гондольера Батисто Пальмьери, но гондольер был настолько рассеян, что перепутал его со своим ребенком, и теперь никто точно не знает кто король Баратарии: Марко или Джузеппе.
Дон Альгамбра хочет послать Луиса, чтобы тот отыскал свою мать (она теперь жена уважаемого разбойника,работающего в окрестностях Кордовы) – только она может прояснить ситуацию.
Финал Первого действия начинается с возвращения новобрачных со свадебной церемонии. Здесь-то Великий инквизитор и объявляет Марко и Джузеппе, что один из них теперь король Баратарии, но он решил, что до тех пор, пока личность настоящего короля не будет установлена, они будут править вдвоем. К своему ужасу он узнает, что оба только что женились. Когда он слышит, что их жены тоже готовы отправиться на Баратарию, он объявляет, что, к сожалению, женщин нельзя брать с собой, а поехать могут только друзья, которым короли могут назначить должности при дворе, «как это всегда делается». Будучи убежденными республиканцами, гондольеры все же решают ехать.

Действие второе

jjjjjjБаратария. Дворец. Марко и Джузеппе правят, а их друзья-гондольеры (теперь придворные) ведут веселую беззаботную жизнь.
Марко в своей песне ‘Take a pair of sparkling eyes’ говорит, что счастье было бы полным если бы их жены были рядом. Его желание моментально исполняется – Тесса и Джанетта, устав ждать высочайшего вызова, сами переплыли океан, чтобы узнать, как там ведут себя их монархи.
Веселую качучу прерывает появление Великого инквизитора. Увидев Тессу и Джанетту он сообщает королям, что один из них двоеженец, поскольку уже был женат на Касильде. Но все должно скоро выясниться. Инквизитор собирается допросить Инесу – кормилицу принца, которая уже ждет в походной камере пыток. Приехали и герцог с герцогиней Плаза-Торо с дочерью Герцог в радостном ожидании. Вот-вот он станет тестем короля, и по этому случаю даже обновил свой гардероб. Касильда рссказывает королям и их женам, что, хотя она и жена одного из королей, но любит Луиса. Все жалуются на судьбу.
Появляются Инквизитор с Инесой. Она рассказывает, что когда изменники хотели похитить ребенка, она перехитрила их, заменив его на своего сына, и, таким образом, принц – это не  кто иной, как Луис!
Все пляшут и поют.

Драматург сэр Уильям Швенк Гильберт (Sir William Schwenck Gilbert, 1836—1911) и композитор сэр Артур Сеймур Салливан (Sir Arthur Seymour Sullivan, 1842—1900)  — английские авторы, создавшие во второй половине XIX века четырнадцать комических опер.

В музыкальном театре англоговорящих стран Гильберт и Салливан занимают такое же (если не более высокое) место, какое, скажем, в Австрии занимают Штраус и Кальман, а во Франции — Оффенбах. Помимо того, что в английских столичных и провинциальных театрах то и дело ставится то одна, то другая опера Гильберта и Салливена, в Англии имеется особая труппа «Д’Ойли-Карт», которая ставит только эти оперы. Большинство британцев еще с детства в той или иной степени воспитывалось на операх Гильберта и Салливана. Их ставит самодеятельность еще в школах, и по всей стране есть так называемые «Общества Гильберта и Салливана» — то есть, самодеятельные коллективы, которые либо ставят эти оперы полностью, либо поют отдельные отрывки из них в концертном исполнении. Таких «обществ» — буквально сотни.

Однако бывает и так, что и иностранцы, познакомившись с этими операми, тоже становятся их поклонниками. Так произошло, например, с балетмейстером Сергеем Дягилевым и композитором Игорем Стравинским. Дягилев был страстным любителем опер Гильберта и Салливена и для собственного удовольствия переводил песни из них на русский язык.

tttttСалливан начинал свою деятельность вовсе не как автор легкой музыки: у него поначалу были серьёзные творческие претензии, и к комической опере он пришел почти случайно. Он родился в 1842 году в семье ирландского музыканта — капельмейстера королевского военного оркестра. Салливан окончил в Германии знаменитую Лейпцигскую консерваторию, где одним из его преподавателей был Франц Лист, а его сокурсником — Эдвард Григ. Там же, в Лейпциге, Салливан написал свое первое произведение — музыку к пьесе Шекспира «Буря», которая была потом исполнена и в Лондоне. Вернувшись в Англию, он написал одну симфонию, балет «Заколдованный остров», комическую оперу «Контрабандист», ораторию «Блудный сын» и ряд небольших произведений; хотя некоторые из его сочинений имели успех, большинство их сейчас забыто.

В Англии Салливан обнаружил, что его серьёзная музыка, даже высоко оцененная критиками, не дает достаточных средств к существованию. И Салливан поддался искушению вступить в сотрудничество с молодым драматургом Уильямом Гильбертом, уже поставившим в театре две свои пьесы, и в 1871 году они сочинили комическую оперу «Феспид» — о легендарном древнегреческом поэте, с участием мифологических героев и олимпийских богов (ее партитура сейчас, увы, утрачена). Опера большого успеха не имела, и сотрудничество прекратилось: Салливан вернулся к симфонической музыке , а Гильберт, который подрядился писать комическую оперу только ради денег, взялся за пьесы для драматического театра, ибо он тоже считал себя не легкомысленным либреттистом, а серьёзным драматургом.

Однако нашелся в Лондоне человек, усмотревший в неудачной опере «Феспид» зерно будущего успеха. Это был владелец театра и отеля «Савой» Ричард Д’Ойли-Карт: его-то именем и называется сейчас труппа, ставящая оперы Гильберта и Салливана. Д’Ойли-Карт снова свел Салливана с Гильбертом и чуть не силком заставил их сесть и написать еще одну комическую оперу — «Суд присяжных» — пародию на заседание английского суда по делу о нарушении брачного обещания. Словесная пародия в опере дополняется пародиями музыкальными; вот, например, ария ответчика, пародирующая итальянскую любовную арию, в переводе на русский Георгия Бена:

« Когда ее я увидал,
Я замер, поражённый:
Я в ней увидел идеал
Любви незамутнённой.
Я клялся, что её удел —
Конечно, брак законный,
И я вздыхал, солпел, пыхтел,
Как истинно влюблённый.

Но оказалась она
Занудой церемонной,
И вмиг исчезла новизна
Влюблённости бездонной.
Другую деву встретил я
И стал как вновь рождённый:
Теперь, восторга не тая,
Хожу, в неё влюблённый.

»

Опера «Суд присяжных», поставленная в театре «Савой» в 1875 году, имела шумный успех. Для Салливана этот успех имел лишь однопечальное последствие: отец его невесты Рэйчел — богатый судовладелец Ричард Рассел — отказал ему в руке своей дочери, ибо он хотел иметь своим зятем серьёзного композитора, а не, как он выразился, опереточного фигляра. Рэйчел отказалась выйти замуж против воли отца, и композитор на всю жизнь остался холостяком, хотя о его любовных победах в лондонском — и не только лондонском — обществе ходили легенды.

С оперы «Суд присяжных» началось 25-летнее содружество Гильберта и Салливана, породившее четырнадцать опер. Все они были впервые поставлены в театре «Савой» и поэтому получили название «Савойских опер».

Содружество Гильберта и Салливана производило странное впечатление: очень уж разные они были люди. Гильберт был огромного роста человек с бешеным темпераментом: он всем резал в глаза правду-матку, ссорился со всеми, начиная от своих родителей и до своего почтальона, и не вылезал из судебных тяжб со своими издателями, литературными агентами и т. д. А, напротив, Салливан — невысокий, хрупкий, всегда изящно одетый и изысканно вежливый — был душой любого общества, кумиром женщин и всеобщим любимцем. Все годы, что продолжалось их сотрудничество, Гильберт и Салливан постоянно ссорились друг с другом [(обычно по вине Гильберта). Самая крупная ссора — из-за постановочных расходов на оперу «Гондольеры» (1889) — продолжалась почти три года, но Д’Ойли-Карт сумел их снова свести и помирить, и после этого Гильберт и Салливан сочинили вместе еще две своих последних оперы: «Утопия — с ограниченной ответственностью» (1893) и «Великий герцог» (1896).

В 1900 году Салливан скончался от болезни легких. Гильберт пережил его на одиннадцать лет и умер в возрасте 74 лет от сердечного приступа, когда он бросился в озеро спасать тонувшую женщину: он вытащил ее на берег, но сердце не выдержало — у него произошел тяжелый инфаркт, которого он не пережил.

Парадоксальным было это содружество, и парадоксом стала посмертная известность Гильберта и Салливана. Салливан видел себя прежде всего автором величественных симфоний, ораторий и большой оперы «Айвенго» (1890) по роману Вальтера Скотта, с успехом шедшей в лондонском «Ковент-Гардене»; и он не желал, чтобы его имя связывали с опереточной буффонадой. А Гильберт считал себя прежде всего серьёзным драматургом и поэтом (он написал и поставил на сцене ряд пьес и выпустил несколько сборников стихов), а вовсе не автором опереточных либретто. Оба они не хотели запомниться потомкам по своим, как они считали, несерьезным, малозначительным произведениям. Так что, по непонятной прихоти счастливой судьбы они завоевали посмертную славу вопреки своей воле.