Калгари, Канада, жизнь в Калгари, новости Калгари, события в Калгари, информация о Калгари, афиша, знакомства в Калгари

Русская Православная Церковь за границей

imagesCACK6TBM

Стержнем, делавшим из эмиграции единый национальный организм, была и остается Православная Церковь. В эмиграции более, чем в нормальных условиях, чувствуется потребность в духовной опоре, которой могут быть только абсолютные ценности. Поэтому куда бы судьба ни забрасывала русских, в каких бы трудных условиях ни приходилось им начинать новую жизнь – на всех континентах они открывали храмы, ставшие главными бастионами эмиграции в ее борьбе за самосохранение…
Особенными символами старой России были храмы дореволюционной постройки во многих крупных городах – они-то и стали центрами притяжения эмиграции. Кто-то писал, что бывает странно выходить из русского храма и видеть иностранную улицу… В парижском соборе св. Александра Невского среди молящихся «можно было увидать высокие силуэты великих князей, вождей Белых армий, героев великой и гражданской войны, бывших министров, дипломатов, членов Думы… Писатели, художники, артисты, наряду с другими эмигрантами, образовывали живописную толпу, заполнявшую не только обширный храм и церковный двор, но даже и всю прилегающую улицу Дарю. Все, кто хотел встретить знакомых, окунуться в русскую атмосферу, стремились попасть туда»

Однако, как уже отмечено, эмиграция унесла с собою не только русский дух и достоинства, но и болезни дореволюционного русского общества. Ведь именно в верхних культурных и политических слоях дореволюционной России не хватило понимания ее духовной сути: одним не хватило способностей предотвратить революцию, другие и сами участвовали в свержении монархии – и именно эти деятели потом доминировали в Зарубежье как по финансовым возможностям, так и по количеству печатных изданий.

Лишь постепенно намечался поворот к христианскому мировоззрению у части того “ордена интеллигенции”, который готовил революцию. Сначала для многих, из ностальгии по утраченной России, Церковь и религия перестали быть “оплотом реакции и деспотизма”. Некоторые вернулись в Церковь вследствие сознательного (или подсознательного) ощущения собственной вины за разрушение родины. Но этот процесс опамятования затруднялся тем, что даже эмигрантское духовенство не всегда одинаково понимало задачи Русского Зарубежья и разошлось во взглядах на ту необычную ситуацию, в которой оказались и эмиграция, и Русская Церковь, и сама Россия.

Причин зарубежного церковного раскола оказалось несколько и говорить о них можно на разных уровнях: церковно-политическом, идеологическом, богословском. Разногласия возникли в вопросах об отношении к советской власти, к возглавлению Церкви в России, к духу западных демократий, к взаимоотношению между русским патриотизмом и Православием, к возможности и уместности тех или иных реформ в богословии… Но сейчас в нашу задачу не входит рассмотрение этих причин (см. об этом в нашей книге “Миссия русской эмиграции”).

Напомним лишь получившийся результат: три разных юрисдикции зарубежного Православия и их отношение к главному, историософскому, опыту русской эмиграции.

  Русская Православная Церковь за границей

Русская Православная Церковь за границей, специфика иммиграции, русские церкви в Калгари 1 Русская Православная Церковь за границей (или Зарубежная), управляется зарубежным Синодом. Канонической основой своего существования она считает постановление Патриарха, Св. Синода и Высшего Церковного Совета от 7/20 ноября 1920 г. за № 362, изданное вдогонку Белой армии, уходившей из Крыма. Оно гласило: если какая-либо епархия «вследствие передвижения фронта, изменения государственной границы и т. п. окажется вне всякого общения с Высшим Церковным Управлением или само Высшее Церковное Управление во главе с Святейшим Патриархом прекратит свою деятельность, епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение с Архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях»; это «непременный долг старейшего в означенной группе по сану Архиерея».

До 1926 г. Русская Зарубежная Церковь объединяла всю православную эмиграцию; в 1935-1946 годы, в период воссоединения с Американской епархией – 95% всех приходов зарубежья (около 1000). До 1940-х годов она пользовалась официальным признанием всех православных Церквей. После войны, в связи с выходом Московской Патриархии на международную арену и под давлением советского правительства, отношения с Русской Зарубежной Церковью заморозили почти все поместные Церкви, за исключением по-прежнему верной Сербской; в ограниченной форме поддерживалось общение с некоторыми Церквами вне некоммунистической сферы влияния, например, с Иерусалимским Патриархатом.
После войны Синод Зарубежной Церкви переехал в Америку (сейчас в Нью-Йорке). Число прихожан к концу ХХ в. – около 150.000; на всех континентах имеется 330 приходов и 24 монастыря, в том числе на Святой Земле.

Эвакуировавшийся из Словакии в конце войны монастырь преп. Иова Почаевского дал жизнь трем монастырским издательским центрам – в Джорданвилле, Монреале и Мюнхене. Духовная семинария при Св.-Троицком монастыре в Джорданвилле признана в США высшим учебным заведением. Для помощи соотечественникам на родине (переправкой религиозной литературы) было создано Братство “Православное дело”.

Основные периодические издания Зарубежной Церкви: “Православная Русь” (церковно-общественный журнал, выходит два раза в месяц с ежемесячным приложением “Православная жизнь”), “Церковная жизнь” (раз в два месяца) и “Православный путь” (богословско-философский ежегодник). Выходят епархиальные издания в разных странах, часто с дублированием на местных языках.

Из авторов, имеющих серьезные труды, можно назвать митр. Антония (Храповицкого, 1863-1936), митрополита Анастасия (Грибановского, 1873-1965), архиепископа Феофана (Быстрова, 1873-1940), архиепископа Аверкия (Таушева, 1906-1976), архимандрита Константина (Зайцева, 1887-1975), архиепископа Серафима (Соболева, 1881-1950), иеромонаха Серафима (Роуза, 1934-1982), протопресвитера Михаила Помазанского (1888-1988), епископа Григория (Граббе), проф. И.М. Андреева, проф. Н.Д. Тальберга (1886–1969); в какой-то степени с Зарубежной Церковью был связан И.А. Ильин (1883-1954) – его последние книги выходили в мюнхенской обители. В числе прославленных святых – епископ Иона Тянь-Цзинский (Покровский, 1888-1925; прославился как миссионер в Китае) и архиепископ Иоанн (Максимович, 1896-1966), при жизни и после кончины которого совершались чудеса.

С благословения Русской Зарубежной Церкви существует Высший Монархический Совет, созданный в 1921 г. на общеэмигрантском монархическом съезде в Рейхенгалле (Бавария) как политический орган русской эмиграции по вопросам восстановления православной монархии в России. Основная его задача – совместно с Русской Зарубежной Церковью хранить для будущего принципы государственного устройства исторической России, соответственно воздействовать на монархические организации в качестве арбитра. В состав ВМС входили видные государственные деятели дореволюционной России, ученые, церковные деятели, последняя представительница Дома Романовых Кн. Вера Константиновна (1906-2001), имевшая легитимное право на престол на основании дореволюционных законов (она умерла очень символично: в последние дни 2000 г. по старому стилю – в самом конце ХХ века и тысячелетия…).

Зарубежная Церковь, по желанию верующих в России, совершила ряд прославлений, в том числе: св. Иоанна Кронштадтского (1964), преп. Германа Аляскинского (1970), св. блаж. Ксении Петербургской (1978), преп. Паисия Величковского (1982), свв. Оптинских старцев (1990) и др; особое значение имеет прославление в 1981 г. Новомученников и исповедников Российских (предложенное еще Всероссийским Собором в 1918 г.).

В 1982 г., по просьбе катакомбных священников в России, Зарубежная Церковь послала туда своего тайно рукоположенного епископа Варнаву (Прокофьева) и совершила тайное рукоположение епископа Лазаря (Журбенко) и затем нескольких священников, желавших быть независимыми от официального церковного руководства. С 1990 г. в мюнхенской обители прп. Иова Почаевского, под возглавлением архиепископа Берлинского и Германского Марка, начала работать заочная семинария для студентов в России.

Русская Православная Церковь за границей, специфика иммиграции, русские церкви в КалгариС этого же года отдельные приходы в России начали объявлять своим главой первоиерарха Зарубежной Церкви митр. Виталия (Устинова). Они были приняты под зарубежный омофор не без колебаний, поскольку и без того сложная каноническая проблематика здесь обострялась с новой силой. И действительно, Московской Патриархией эти действия были восприняты как новый раскол. Ее упреки хорошо известны; менее известно оправдание этого решения духовенством Зарубежной Церкви. Например, о. Николай Артемов объяснял это так:

«Чтобы отказать [в принятии], надо было закрыть глаза и уши, отключить телефоны, запереть все храмы, возвращать невскрытой почту из России, лавина которой росла… Ответственность за конкретных живых людей привела к решению: принять под свой омофор просящихся. Это решениене законническое, а пастырское… Правило о том, что на одной территории должна быть одна Церковь возникло в другие времена. Оно относилось к нормальным национальным государствам. Ситуация, возникшая в России в ХХ веке с его катаклизмами – несравнима с теми временами. Произошел внутренний раскол в национальном теле, определяемый отношением к богоборческой власти. Возникло как бы две России (условно: русская и советская). Граница между ними не может совпадать с границами СССР. И Русская Церковь никак не делится на свободную и несвободную территорию. Поэтому бессмысленно указывать на правило о церковных территориях, тем более что сама Московская патриархия его не соблюдает, имея свои приходы во многих странах»

Конечно, основной причиной такого “возвращения” Зарубежной Церкви в Россию было неблагополучие внутри Московской Патриархии, возглавление которой не торопилось его врачевать даже после падения власти КПСС. Следует, однако, заметить, что “Положение о приходах свободной Российской православной Церкви”, опубликованное Зарубежной Церковью, предписало переход российских приходов в зарубежную юрисдикцию через «письменное и публичное покаяние» клириков и «покаяние прихожан». Некоторые выражения в этом документе трудно признать удачными, в России они нередко воспринимались как “высокомерие зарубежников”. Хотя при этом не следует забывать о смысле покаяния: «Абсурдно утверждение некоторых людей, как будто мы требуем покаяния лично перед собой», – напоминал архиепископ Марк. – «Такое утверждение может возникать только вследствие неведения церковной жизни, т.е. самого таинства покаяния и духа его. Покаяние приносится перед Богом». И, конечно, эмигрантам тоже есть в чем каяться: «И среди нас не все и не всегда жили одним только покаянным духом и деланием. И нам следует принести покаяние перед Церковью Святой. Поистине, мы сами часто опускали руки ввиду непонимания и явного безразличия Запада к язвам России. Мы выступали порой недостаточно решительно в защиту преследуемых верующих…»…

Причины разногласий руководства Московской Патриархии и Зарубежной Церкви до сих пор коренились в разном отношении к советскому периоду Церкви, к посткоммунистической демократической власти, к экуменизму и прославлению Новомучеников. Московская Патриархия также обвинила “раскольников-эмигрантов” во “вторжении на каноническую территорию” Русской Православной Церкви, но этот аргумент, как и само слово “раскол”, Зарубежная Церковь отвергает, поскольку считает себя неотъемлемой частью Русской Церкви и не отождествляет всю Русскую Церковь только с Московской Патриархией. Эти разногласия обострились затем захватом московскими властями имущества Зарубежной Церкви во многих странах. Однако после прославления в 2000 г. в Москве Новомучеников и Царской Семьи у зарубежных архиереев возникли надежды на возможность объединения не только с церковными низами (там разногласий по сути не было), но и с верхами МП. Время покажет, насколько эти надежды оправданны.

В настоящее время на территории исторической России (включая Украину, Белоруссию, Казахстан и др.) к Зарубежной Церкви принадлежат 4 епископа и более 100 приходов. В России тиражируются издаваемые ею в Джорданвиле (США) журналы “Православная Русь” и “Православная жизнь”, имеются контакты с низовым духовенством МП, в частности в деле прославления Новомучеников и Царской Семьи. Под Москвой в г. Подольске (“станица Мелихова”) открыто подворье РЗЦ и построен новый храм. Наиболее известные периодические издания юрисдикции Русской Зарубежной Церкви на территории исторической России: “Возвращение” (С.-Петербург), “Православное обозрение” (С.-Петербург), “Вестник И.П.Ц.” (Одесса); в Москве прихожанами этой юрисдикции издаются также монархический “Имперский Вестник” и альманах “Русская идея” (книжная серия).