Современная русская эмиграция в страны дальнего зарубежья

Эмиграция из России на современном этапе ее развития приняла стабильно высокий (в сравнении с советским периодом) уровень в среднем около 100 тыс. человек в год, хотя надо заметить, что в последние 4 года она снизилась до 80 тыс. человек.

При этом важно подчеркнуть, что вопреки многим прогнозам середины 80-х – начала 90-х годов о многомиллионной миграции из б.СССР (от 3 до 50 миллионов человек к началу 2000 года), в действительности эмиграция из России в страны дальнего (или старого) зарубежья, хотя и возросла до 100 тыс. человек в год, многомиллионного характера, к счастью, не получила. И не получила в силу, во-первых, несколько преувеличенных оценок о числе желающих россиян покинуть свою страну, а, во-вторых, из-за «железного занавеса», но уже со стороны западных стран, которые, опасаясь «миллионных толп голодных советских граждан», возвели свой занавес сразу же в начале 90-х годов. Исключения коснулись только отдельных групп наших граждан, этническая принадлежность которых позволяла им эмигрировать в Германию, Израиль, Грецию и в США, имеющих значительные диаспоры евреев и армян. И в последующие годы основные направления российской эмиграции касались Германии (максимум был достигнут в 1995 г. – 72,8 тыс.российских немцев), Израиля (по сравнению с 1990 г., когда эмиграция евреев достигла своего пика – 61 тыс., к концу 90-х гг. она упала до 17 тыс.) и США (около 6 тыс. в 1999 г., против 15 тыс. в 1993 г.). Таким образом, можно подчеркнуть, что эмиграция из России в страны дальнего зарубежья вплоть до 1998 г. носила узко-этнический характер: немцы, евреи, значительно меньше греки и армяне (см. табл.6 и диаграмму 1). Как видно из табл. 6 около 62% всех эмигрантов в 1993-1995 гг. составляли немцы и евреи.

К концу 90-х годов российская эмиграция начинает охватывать и такие страны как Австралия, Канада, Финляндия, Италия и др. При этом в ее орбиту все более вовлекаются жители не только Москвы и Санкт-Петербурга, но и многих других городов и регионов России. Так,если в 1992 г. 40% всех эмигрантов в дальнее зарубежье приходилось на эти первые два города, то в 1999 г. лишь 11%.

Расширение географии эмиграции из России связано прежде всего с ростом эмиграции русских, доля которых возросла с 19% в 1993 г. до 36% в 1998 г., когда впервые за долгие годы она превысила все остальные национальности (см. табл.6). И в этом заключается одно из важнейших изменений в этнической структуре эмигрантов. И что особенно удивительно, даже в эмиграции в Израиль доля русских более чем в два раза превысила долю евреев, в США – почти в 4 раза (см. табл.7). Значительно возросла эмиграция русских и в Германию, составив в 2000 г. около 33% от общей эмиграции в эту страну.

Данная тенденция последних 3 лет, на наш взгляд, представляется особенно негативной в свете плохой демографической ситуации, сложившейся в России в 90-е годы. Россия, по прежнему, разбрасывает по всему свету «русские камни», вместо того, чтобы собирать эти камни и на их фундаменте строить новую Россию.

Последнее тем более важно, что эмиграция, как собственно и миграция из России в целом, это не только, как писал М.В.Ломоносов еще в 1761 г., «живые покойники», т.е. демографические потери, но это и потеря капиталов, вывозимых, в частности, нашими мигрантами. По оценкам, например, директора Института проблем глобализации М.Делягина, в 1998-2000 гг. «утечка капиталов» из России достигла 25 млрд. долларов в год.

По различным расчетам за 90-е годы из России эмигрировало около 300 тыс. семей. В среднем, на каждую семью пришлось по 100 тыс. долларов (накопления, деньги за квартиры, дачи, мебель и т.п.). Таким образом, по самым скромным оценкам, за эти годы было вывезено только легальными эмигрантами более 30 млрд. долларов. При этом мы не затрагиваем еще большие миллиарды долларов, вывезенных незаконно отдельными «предпринимателями».

По данным Центрального Банка России только в 1995 г. из страны эмигрантами и туристами было вывезено соответственно 1,1 млрд. и 6,7 млрд. долларов, в то время как ввезено иммигрантами и туристами 0,5 и 1,2 млрд. долларов, т.е. «утечка капиталов» только за один год в результате миграции составила чуть более 6 млрд. долларов. Косвенным подтверждением вывоза капиталов нашими мигрантами может служить и факт их “трудоустройства” в соответствующих регионах, где налог на капитал или очень низкий, или вообще отсутствует. Так, в 1994-1995 гг. из 20 тыс. официально трудоустроенных за рубежом россиян более трети оказались на Багамских островах и на Кипре. И в этом случае скорее можно больше говорить о вывозе капиталов, чем о реальном трудоустройстве.

Таким образом, можно утверждать, что миграция из России в 90-е годы обуславливает значительный вывоз капиталов, что может иметь для нее самые негативные последствия для экономического и социального развития страны.

Не меньшую, а скорее даже большую, угрозу для России, для ее национальной безопасности, для ее будущего представляет и «вывоз капитала человеческого» или «интеллектуального», который непосредственно связан с эмиграцией, получившей образное выражение «brain drain» или «утечка умов (мозгов)», в результате которой, по мнению многих специалистов, Россия ежегодно теряет до 50 млрд. долларов!

Если даже допустить, хотя таких оснований у нас нет, что эта цифра завышена, скажем вдвое, то и 25 млрд. долларов в год это огромные средства, так необходимые сейчас для развития России. Но, видимо, мы действительно очень богатые, хотя и ходим по всему миру с протянутой рукой в поисках денежных подачек.

А, возможно и не все так уж и страшно. Подумаешь выехало 100 тыс. высококвалифицированных специалистов, еще подготовим! Сумела же Россия после первой волны «утечки умов» (1917-1930 гг.) не только восстановить свои потери, но и создать мощную образовательную, научную и промышленную базу, первыми выйти в космос, разработать уникальные образцы высоких технологий и др. Из той же науки, между тем, за 90-е годы в торговлю, посредническую и финансовую сферы, коммерческое производство ушло в несколько раз больше специалистов, чем уехало на Запад. Не случайно появились и тезисы типа «надуманности данного явления», «о взаимовыгодном научном сотрудничестве», «о позитивном ее влиянии на мировую науку и соответствующем благе для каждой отдельной страны» и т.д.

 Распределение эмигрантов из России по странам приема и национальностям (в % от общей численности выехавших из России в данную страну).

Годы

Германия

Израиль

США

 

немцы

русские

евреи

евреи

русские

евреи

русские

1993

76,8

18,4

1,8

60,0

30,3

52,3

37,8

1995

70,4

23,1

2,9

52,7

34,8

40,1

47,2

1998

61,0

29,7

4,0

31,3

55,5

16,9

63,9

1999

58,3

31,6

3,1

30,7

58,2

20,9

59,0

2000

55,6

33,4

2,7

26,1

60,0

17,7

65,1

 Для того, чтобы разобраться в подобных вопросах и реально оценить последствия «утечки умов» для разных государств, в том числе и для России, видимо, необходимо хотя бы вкратце остановиться на основных методологических вопросах изучения этого явления.

Термин “Брейн Драйн” / Brain Drain – англ., Exode des cerveaux – франц.), переводимый как “утечка”, “перекачка”, “переманивание”, “похищение умов”, “мозгов”, “серого вещества” и т.п. был введен в начале 60-х годов английскими журналистами, обратившими внимание на значительно возросшую после 2-й мировой войны эмиграцию ученых, врачей и инженеров из Великобритании и ряда других европейских стран в Соединенные Штаты Америки. Так, если в 1949 г. иммиграция специалистов в США из всех стран мира составила 2,3 тыс. человек, то в 1954 г. только из 13 государств Западной Европы – 4271 человек, из них почти половина (2017) из Великобритании. В целом вплоть до 1967 г. иммиграция высококвалифицированных специалистов из развитых стран в США значительно превышала подобную иммиграцию из развивающихся государств, доля которых в этот период была на уровне 30%.

Во второй половине 60-х годов и особенно в 70-е годы этот в общем-то не очень удачный термин, с точки зрения глубинной сущности данного явления получает широкое распространение в научной литературе многих стран мира, а само явление становится предметом обсуждения на различных международных конференциях и семинарах, становится объектом целенаправленной политики развитых западных государств. Это, на наш взгляд, и является определяющим признаком данного понятия.

Не случайно и то, что именно в США был принят в 1965 г. новый иммиграционный Закон, который кардинально изменил иммиграционную политику, причем не только самих Соединенных Штатов, но и других развитых стран Запада. Именно с этого времени политика по сманиванию специалистов, проводимая до этого в основном отдельными фирмами, приобретает государственный статус, принимает целенаправленный характер “похищения умов” из менее развитых и развивающихся стран развитыми государствами Запада. И именно последнее выделяет такое явление, как “утечка умов”, в общей интеллектуальной миграции, позволяет говорить о времени возникновения и ее негативных (или положительных) последствиях, как и о массовом характере, который она принимает.

Великобритания, Франция, Германия, Канада, продолжая оставаться поставщиками своих интеллектуалов в США, в то же время, но в ‘значительно больших масштабах начинают сманивать специалистов из развивающихся стран, тем самым с лихвой компенсируя свои потери от “утечки” специалистов в США. Если в Великобритании, например, в 1939 г. в сфере здравоохранения работало лишь несколько процентов (до 7%) выходцев из Индии, Пакистана и некоторых других бывших британских колоний, то во второй половине 60-х таковых становится 35%.

В конечном счете, резко возросшие масштабы “утечки умов”, значительное расширение ее географии и привели к тому мировому общественному резонансу, который она получила в 60-х – начале 70-х годов и который по сей день приковывает к себе внимание ученых и политиков многих стран мира. Больше того, можно сказать, что в конце 80-х – начале 90-х годов “утечка умов” приобретает, по существу, всемирный характер, учитывая резкое вовлечение в нее стран Восточной Европы и бывших советских республик, в первую очередь России, долгое время вообще изолированных от мировых миграционных процессов.

А изначально под этим термином понималась лишь эмиграция ученых. Затем это понятие получает все более широкое толкование, в него начинают включать: вообще любую миграцию высококвалифицированных специалистов, независимо от формы (трудовая, семейная, этническая и др.), времени выезда за рубеж (безвозвратная, длительная, кратковременная) и самого содержания категории “умы” (ученые, врачи, медсестры и т.д.); процессы как бы вторичные от миграционных. Речь идет о миграции молодых людей на учебу или стажировку за границу, после завершения которых остающихся в стране обучения на постоянное жительство; процессы, ничего общего не имеющие с миграцией: а именно, работу ученых и инженеров в иностранных фирмах, как и переход ученых и других специалистов из одной сферы деятельности в другую непосредственно у себя на родине.

В конце 70-х – начале 80-х гг., наряду с термином “утечка умов”, появляется другое образное название данного явления – “обратная передача технологии” (Reverse Transfer of Technology), которое было призвано придать ему как бы взаимовыгодное значение и тем самым закамуфлировать проявившиеся уже к этому времени резко отрицательные последствия “утечки умов” для стран-доноров “серого золота”. Правда, надо заметить, что особого распространения этот термин, в плане характеристики данного явления, в дальнейшем так и не получил.

Получает расширение и сама категория “умы”. Впервые эта категория была выделена в американской статистике в 1949 г. и в нее был включен относительно большой список специалистов, включая и средний медицинский персонал. Однако уже в этом списке отсутствовали писатели и художники, музыканты и артисты, некоторые представители общественных наук, высший управленческий и административный персонал. Позже из нее исключаются также все специалисты среднего уровня и по существу, большинство ученых в области общественных наук (приоритет остается только для экономистов и психологов). Вместе с тем иммиграция этих групп специалистов в США остается на достаточно высоком уровне (особенно средний медицинский персонал) и аккумулируется в различных иммиграционных преференциях. По численности иммигрантов они почти в 5 раз превышают официальные американские статистические данные по “утечке умов”. С 1984 г. подробная статистика по “утечке умов” США практически вообще закрывается.

В отличие от США, эксперты ООН, МОТ и других международных организаций почти все эти группы включают в понятие “утечки умов”. Близка к международной и национальная статистика Австралии, Канады, Англии и других западноевропейских стран.

На наш взгляд, международный подход является более правильным. Ведь “потери”, скажем, для Филиппин или Пакистана от безвозвратной эмиграции высококвалифицированного среднего медицинского персонала не менее значимы, чем тех же врачей, а квалифицированного юриста-международника, известного музыканта или писателя могут быть и более ощутимы, нежели экономиста или психолога.

Не менее важен в методологическом отношении и вопрос возникновения во времени рассматриваемого явления и его исторической предопределенности (например, по принципу “Так было, так есть, так будет”) и рассмотрения, в частности, науки, как единой общечеловеческой категории, не имеющей национальных границ и препятствий.

Действительно, история развития мировой цивилизации – это и история беспрерывной миграции талантов, носителей самых передовых научных знаний через национальные границы. Эта международная интеллектуальная миграция внесла большой вклад в сокровищницу мировой культуры и науки, способствовала распространению идей просвещения, созданию и развитию в средние века наиболее престижных ныне университетов Европы, таких как Лейпцигский, Кембриджский, Оксфордский. Последний, например, был основан учеными и студентами, приехавшими из Парижа. В то время как в Парижском университете в течение довольно длительных периодов времени подавляющее большинство студентов составляли иностранцы, таковыми были и первые деятели науки в России, эмигрировавшие из Германии.

Не случайно поэтому, что “утечка, умов” отождествляется многими исследователями прежде всего с миграцией ученых, а ее возникновение относят ко времени возникновения самой науки.

Такой подход, на мой взгляд, не отвечает существу понимания такого феномена как “утечка умов”. Это явление не есть любая интеллектуальная миграция, и уж совсем неверно, как это делают в последнее время в России, включать в нее высококвалифицированных специалистов, работавших у себя в стране, но в иностранных фирмах, а тем более тех из них, кто сейчас устремился из научной и образовательной сфер в различные торгово-посреднические коммерческие структуры, и при этом объяснять ее всевозможными “естественными законами”, вроде “закона сохранения энергии”.

Если под современной “утечкой умов” понимать безвозвратную эмиграцию высококвалифицированных специалистов (как высшего, так и среднего уровня), в том числе и потенциальных специалистов (студентов, аспирантов, стажеров), в отношении которых странами иммиграции проводится целенаправленная иммиграционная политика по их привлечению, сманиванию, “похищению”, и обусловленную, в первую очередь, экономическими и социально-моральными факторами (а именно так автор понимает “утечку умов”), то ее начало приходится на конец XVII в.., а не на 40-е и тем более 20-е или 30-е годы XX-го столетия, как, в частности, полагал ранее и сам автор.

И первой страной, которая стала проводить целенаправленную политику по привлечению иностранных специалистов и ученых, политику “сманивания чужих умов”, стала Россия. Именно Петр I первым осознал всю важность и “выгодность” подобной политики, ее настоятельную необходимость для поступательного развития России.

А началось все с привлечения иностранных военных специалистов, обосновавшихся к тому времени в так называемой Немецкой слободе близ Москвы, в знаменитые “потешные” полки Петра I -Преображенский и Семеновский.

Дальше – больше, И вот уже многим россиянам, выезжающим учиться за границей, предписывается по возвращению в Россию привезти с собою не менее двух специалистов, за что и поощрялись они из государственной казны.

Но наиболее показательно данная политика проявилась в деятельности Торжественного посольства, отправившегося в 1697 году к европейским дворам для ведения переговоров по поводу шедшей тогда коалиционной борьбы с Турцией. Негласная же и при этом не менее главная цель, как отмечал известный русский историк В.О.Ключевский, этого посольства состояла в сманивании в Россию европейских высококвалифицированных специалистов и, в первую очередь, в привлечении морских дел мастеров.

Сам Петр I, будучи в составе Торжественного посольства под вымышленным именем, в одной только Голландии нанял на работу до 900 специалистов – от вице-адмирала до корабельного повара, – причем, большинство из них с приглашением на постоянное проживание в России. При этом, как писал другой известный русский историк С. М. Соловьев, несмотря на упреки в пристрастии Петра I к иностранцам, он, привлекая во множестве даровитых иноземцев, подходил к этому крайне разборчиво и осмотрительно, не допуская их, как правило, до первых мест в государстве. Стремясь перенять мировые достижения в науках и военном деле, Петр I при этом старался сохранить лучшие российские традиции, русский дух государства, что для нас сейчас не менее актуально. И еще, мысль, которую Петр I постоянно подчеркивал, о том, что “иностранцы всячески старались не допускать нас до света разума, да проглядели, точно в глазах у них помутилось”, и признавал это “чудом Божиим, содеянным для русского народа”, также имеет сегодня для России большой смысл. Вместе с тем, если в дело просвещения России, становления ее науки, развития военного искусства и вмешивалась божья сила, несомненно и то, что этому в немалой мере способствовала целенаправленная миграционная политика, проводимая достойным России государем – Петром Великим.

В 18 и 19 веках Россия по-прежнему остается первой страной, проводившей миграционную политику по привлечению “чужих умов” из Германии, Англии и особенно из Франции. Достаточно сказать, что в середине 18 в. из 107 членов Санкт-Петербургской Академии наук только 34 были непосредственно россиянами. В 1908 г. она уже насчитывала только 50 “иностранцев” при общей численности в 189 человек.

Правда, надо отметить, что после Петра I приоритет в иммиграционной политике все более и более стал отдаваться привлечению больших крестьянских масс из Германии, Австро-Венгрии и др., призванных заселить и освоить южные пустынные окраины России.

Первая мировая война и революционные потрясения XX в. коренным образом изменяют характер миграционных процессов. В 1917 -1930 годы Россия, например, пережила такой массовый исход своих интеллектуалов за рубеж, который за столь короткое время не знала прежде ни одна страна мира, что довольно подробно мы рассмотрели выше.

Вместе с тем, данную эмиграцию специалистов лишь условно можно отнести к такому явлению, как современная “утечка умов”, учитывая ее негативные последствия, поскольку определялась она не целенаправленной политикой стран иммиграции, а была вызвана сугубо внутренней политикой страны выезда и обусловлена в первую очередь политическим фактором.

Подобное явление мы наблюдаем несколько позже, в 30-е годы, когда из фашистской Германии эмигрировало большое число ученых, врачей, писателей. Только за 1933 -1935 гг. из страны выехало более 1200 ученых и научных сотрудников ведущих немецких университетов. Среди них Альберт Эйнштейн и пять других лауреатов Нобелевской премии. При этом, помимо политического фактора, данный подход был обусловлен и национальным фактором, политикой так называемой “чистоты арийской нации”. Национальный фактор стал одним из основных побудительных мотивов и послевоенной эмиграции из России (СССР), хотя ее масштабы вплоть до 1987 г. и были относительно незначительными.

Незначительным был и отток высококвалифицированных специалистов, несмотря на то, что именно после второй мировой войны сначала США, а затем и другие развитые западные государства начинают проводить активную целенаправленную иммиграционную политику по привлечению “чужих умов”. Своего апогея “утечка умов” достигает в 70-е годы, принося США, Великобритании, Канаде и др. миллиарды долларов прибыли, способствуя постоянному увеличению разрыва между ними и развивающимися странами, несущих колоссальный ущерб от “утечки умов”.

Из России, огражденной “железным занавесом”, интеллектуальная эмиграция в основном была представлена так называемыми “диссидентами”, “невозвращенцами” и другими лицами, главным образом, еврейской, немецкой и армянской национальности, которые при выезде на Запад вплоть до 1989 г. почти все автоматически получали статус “беженцев”. Это, кстати, стало одним из первых важных элементов сманивания из бывшего Союза высококвалифицированных специалистов, поскольку данный статус давал и дает большие экономические льготы, а также право первоочередного получения гражданства страны-въезда.

Вместе с ростом общей эмиграции возрастает и отток высококвалифицированных специалистов, доля которых увеличилась с 14% в 1992 г. до 31% в 1999 г. Численность только работников науки, эмигрировавших из России, составила за эти годы более 13 тыс. человек (см. табл. 8).

Численность эмигрантов из России, работавших в отрасли «Наука и научное обслуживание» (тыс.чел.)

1980 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998
0,14 0,95 2,1 1,8 2,1 2,3 2,1 2,2 1,9 1,2 1,1

 А сколько их выехало по приглашениям на более или менее длительный срок с желанием впоследствии переменить свой статус на статус постоянного жителя, хотя это в большинстве случаев запрещается иммиграционным законодательством принимающих стран, вообще неизвестно. Но известно другое: в отношении многих из них, наиболее талантливых в области математики, ядерной физики, биологии, как и в сфере искусства, осуществляется целенаправленная политика по их сманиванию с целью постоянного устройства в стране-въезде. И в этом случае можно говорить об “утечке умов”, хотя изначально речь шла о временной миграции (как, собственно говоря, и в случае с миграцией студентов и аспирантов).

С распадом в конце 1991 г. СССР началась просто неприкрытая “охота” зарубежных фирм и университетов за лучшими российскими талантами, активизировалась вся иммиграционная политика Запада по сманиванию умов. Достаточно упомянуть лишь одно из последних распоряжений (декабрь 1992 г.) бывшего президента США Дж. Буша “О принципе наибольшего благоприятствования для переезда в Соединенные Штаты ученых из России и др. государств СНГ”, как и один из последних документов (декабрь 1999 г.), подписанных другим бывшим президентом, Б.Клинтоном, в соответствии с которыми наши специалисты, связанные с космонавтикой, ядерной физикой и другими отраслями оборонного характера, получили преимущественное право для пересечения границ США, где им гарантируется работа и высокий заработок. Подобные документы в 1999-2000 гг. приняты в Германии, Франции и других развитых странах, касающихся в первую очередь российских программистов.

И если прогнозируемая многими учеными и политиками многомиллионная российская эмиграция оказалась проблематичной, то, в чем нет никаких сомнений, это сохранение при любой конъюнктуре постоянной заинтересованности Запада в лучших российских умах. В этом для России и суть современных потерь, а не вообще в нарастающем количестве эмигрирующих за рубеж, и тем более, если речь идет о кратковременной трудовой, в том числе интеллектуальной, миграции, которая, напротив, может стать одним из противовесов “утечке умов”.

И при всей трагичности интеллектуальной эмиграции 20-х годов современная “утечка умов” по своим масштабам и негативным последствиям представляется значительно более пагубной для будущего развития России, требующей пристального внимания не только со стороны государственных структур, но и общества в целом.

В связи с последним, остановимся еще на одном методологическом аспекте проблемы. Это вопрос воздействия последствий от “утечки умов”. Зачастую, представляя “утечку умов”, как любую интеллектуальную миграцию, делается вывод о ее положительном влиянии на социально-экономическое развитие, как стран иммиграции (что совершенно справедливо), так и стран-доноров “серого вещества”, о взаимовыгодном характере этого явления, особенно в плане тезиса об общемировой науке и культуре. Высказывается даже мнение, что “утечка умов” это вообще надуманная проблема, подброшенная в свое время Западу с Востока (имеется в виду бывший СССР).

Выше уже было сказано о положительной роли интеллектуальной миграции вообще. И с этим трудно спорить, учитывая тот поистине неоценимый вклад в развитие науки, производства, культуры мира, который внесли иммигранты. Более того, свободный и равноправный обмен научными идеями и разработками, достижениями в медицине и национальной культуре через возвратную, временную миграцию специалистов – это не только экономически и политически выгодный процесс, как для каждой отдельной страны – участницы, так и для мирового сообщества в целом, но и единственно возможный путь, дальнейшего поступательного развития человечества, учитывая его все большую “хрупкость” и взаимозависимость.

Что же касается такого проявления интеллектуальной миграции, как «утечка умов”, то а этом случае ни о каком равноправном и взаимовыгодном двустороннем процессе говорить не приходится. Не случайно одним из первых докладов ЮНКТАД посвященных “утечке умов”, было подчеркнуто, что “постоянный отъезд квалифицированных специалистов из развивающихся стран в высокоразвитые капиталистические государства, это не простая миграция отдельных людей. Это целенаправленное перекачивание высокопроизводительных сил из бедных в богатые страны”.

В результате, богатые становятся еще богаче, бедные – беднее, сводя фактически на нет всю так называемую бескорыстную помощь первых последним. Так, например, прибыль, получаемая в процессе использования “чужих умов” Канадой, в 7 раз перекрывает размеры канадской помощи развивающимся странам. Увеличивая помощь в деле обучения и подготовки высококвалифицированных специалистов, в то же время развитые страны в еще больших размерах осуществляют “переманивание молодых умов” из развивающихся государств. В 80-е годы до 40% достигало число иностранных специалистов, остающихся в США после завершения учебы а американских вузах. В одном Нью-Йорке работает больше иранских врачей, получивших образование в США, чем во всем Иране. Почти 80% иорданских студентов, обучающихся на Западе, не возвращаются на Родину. По данным ООН, 70% только арабских ученых, проходящих стажировку в западных странах, остаются там на постоянное жительство. Численность российских студентов, обучавшихся и оставшихся на Западе оценивается в 10%.

К сожалению, в такие же неравноправные отношения все более вовлекаются Россия и другие бывшие союзные республики. Потери России из-за “утечки умов” превышающие 50 млрд. долл. составили величину гораздо большую, чем весь приток капитала и экономической помощи из-за рубежа.

Имея много общего с прошлой эмиграцией интеллектуалов современная “утечка умов” имеет и существенные особенности. Неизмеримо возросли ее масштабы. Если в прошлом эмигрировали в год десятки, в лучшем случае сотни, людей науки, то в настоящее время – это десятки тысяч ученых, инженеров, врачей и других специалистов. Изменились и направления интеллектуальной безвозвратной миграции, которая осуществляется в наше время глазным образом из бедных в более богатые и развитые страны. Более 80% в общем ее потоке занимают представители развивавшихся стран, включая в последние годы также государства Восточной Европы, Россию, другие регионы бывшего Союза.

Целенаправленное лишение этих стран наиболее ценного их “капитала” неизбежно ведет к экономическому отставанию. И можно ли вообще измерить в деньгах “человеческий капитал” в самом широком смысле этого понятия, можно ли дать экономическую оценку интеллектуальному и духовному богатству населения, потеря которого ведет к его деградации и самоуничтожению? Как образно отмечал Паскаль может случиться так, что “достаточно будет уехать 300 интеллектуалам и Франция превратится в страну идиотов”. Скольким умам для этого нужно эмигрировать из России, 3 тыс. или 3 млн. сказать однозначно, видимо, нельзя. Но как тут не вспомнить слова известного переводчика Михаила Лозинского, сказанные им в 1923 году: “В отдельности влияние каждого культурного человека на окружающую жизнь может казаться очень скромным и не оправдывающим приносимой им жертвы. Но как только один из немногих покидает Россию, видишь, какой огромный и невосполнимый он наносит ей ущерб…”.

Можно ли оценить потери России, например, от эмиграции М.Лукина в США, одного из российских физиков, участвовавшего в разработках «по остановке света» (1999-2000 гг.), что уже в ближайшем будущем может помочь, в частности, в создании «квантового компьютера», который будет отличаться от современного ноутбука, как нынешние компьютеры отличаются от бухгалтерских счетов. Как отметил Нобелевский лауреат 2000 г. Ж.Алферов, первый и единственный российский ученый, ставший иностранным членом Академии наук США и Национальной инженерной академии наук США, «не может быть богатой и стратегически независимой страны без возрождения российской электроники, без вывода ее на совершенно новый уровень, соответствующий XXI веку».

Кто же будет возрождать не только электронную науку, но и науку и производство в целом и сумеем ли как 50-70 лет назад восстановить современные интеллектуальные потери? Когда разрушается отечественная система образования, когда 46% ученых перешагнули за возраст 50 лет, а нового пополнения явно недостаточно, когда и времени на восстановление не будет, учитывая чрезвычайно быстрые изменения, которые в век информационной революции происходят в научно-технической сфере?

Трагедия сегодняшнего дня в том и состоит, что совершенно несопоставимы последствия этого явления в прошлом и настоящем, когда именно высокие наукоемкие технологии определяют будущее. Именно острота негативных последствий современной “утечки умов” для стран-доноров и вызвала, как уже было сказано, в 60-е – 70-е годы нашего столетия столь пристальное к ней внимание мирового сообщества, которое не только не ослабевает, но и усиливается в связи с изменениями, которые произошли в Восточной Европе и России.

В заключение остановимся вкратце на так называемом «внутреннем оттоке умов», на мой взгляд, ничего общего не имеющем как с самим понятием «утечка умов», так и с теми последствиями для страны, которые несут эти два процесса.

Даже если предположить, что в «коммерцию идут в основном ученые, не снискавшие лавров в науке» то и в этом случае; они имеют больше шансов для лучшей организации нового дела (идет ли речь о торговле или о производстве), способствующего подъему экономики страны и более того, государство даже может выиграть, как выиграть и в том случае, если часть из них затем снова вернется в НИИ; КБ, вузы, т. е. туда, откуда они ушли. Речь идет о сохранении для страны научно-технического и производственного потенциала, а не о его безвозвратной потере — в случае действительной «утечки умов». Другой вопрос — эффективное использование этого потенциала, соответствующее к нему отношение со стороны государства; общества в целом.

При этом трудно согласиться с утверждениями о том, что «проблема утечки умов может решиться путем запрещения или сама собой, без всякого государственного вмешательства». Убежден и весь мировой опыт об этом говорит, что невозможно решение проблемы «утечки умов» ни путем запретов, ни без поддержки государства, без «вмешательства» в это решение соответствующих государственных структур (идет ли речь о президенте, о конкретном министерстве, ведущих вузах, лабораториях и т. п.). Поэтому можно приветствовать деятельность ряда российских организаций, уже способствующих предотвращению «утечки умов», таких, например, как Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) и Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ)

Несмотря на сегодняшний хаос и экономический упадок, решение проблемы «утечки умов», в принципе, возможно. Были бы только действительно политическая воля власть держащих и соответствующая этому явлению политика, и осознание обществом, именно всем обществом, важности этой проблемы, ее последствий для будущего страны.

Источник: www.cisdf.org

Читайте также:
Русские в Европе. Четыре взгляда на взаимоотношения Франции и иностранцев
Первое массовое появление русских эмигрантов во Франции зафиксировано в XIX веке. Тогда Республика принимала у себя не всех наших соотечественников - лишь представителей аристократии. Сегодня - за счастьем и работой ...
Читать дальше...
Супер виза для близких родственников иммигрантов
По статистике, каждый пятый житель Канады родился за ее пределами. У многих канадских семей есть родственники, которые хотели бы переехать к ним, в Канаду. Ранее, чтобы быть поближе к своим родным, ...
Читать дальше...
Культурная миссия послереволюционной эмиграции как наследие серебряного века
На вершине своего развития в Серебряном веке русская культура заявила о себе как один из лидеров мирового духовного движения. Серебряный век был оборван политическими, военными и социальными потрясениями 1917 - ...
Читать дальше...
Квебек: возвращение в Канаду
Конец сепаратизму. Судя по результатам выборов в Квебеке, жители франкоязычной провинции выбрали Канаду. Большинство избирателей проголосовали против сепаратистской партии Квебекуа, пытающейся оторвать Квебек от Канадской конфедерации... Сепаратисты, вернувшиеся к власти на ...
Читать дальше...
Tысячи иностранных работников покинут Канаду
Тысячи временных иностранных работников начнут покидать Канаду 1 апреля, так как в этот день теряют силу разрешительные документы тех, кто находился в стране более четырех лет.  Консерваторы назначили 1 апреля 2015 ...
Читать дальше...
Трудности иммигрантов в новой стране
 Говоря о трудностях иммигрантов ( речь идёт об истинных переселенцах), прежде всего, хотелось бы остановиться на проблемах культурного, социального и языкового шоков, особенно в первые месяцы и годы проживания в ...
Читать дальше...
Бюджет правительства Альберты  на 2018-19 гг
Альберте потребуется еще пять лет, чтобы избавиться от дефицита провинциального бюджета. Об этом заявил в четверг 21 марта министр финансов в правительстве НДП Джо Сеси, представляя провинциальной законодательной ассамблее бюджет ...
Читать дальше...
«Экспресс- иммиграция» — для “редких” работников
8 апреля Канада объявила об обновленной программе для иммгрантов "экономического класса". Программа носит название  "Экспресс-въезд" (Express Entry) и начнет действовать с января 2015 г. Основная цель программы  более полно удовлетворить ...
Читать дальше...
Вопросы и ответы о иммиграции и устройстве в Канаде – социальная защита
Добрый в Украине уже вечер, а в Торонто (я так понял, вы там живете) сейчас 3 часа дня. Зовут меня Тарас, мне 26 лет, родился и вырос в Украине. По специальности ...
Читать дальше...
«Совок» он и в Канаде «совок»
Проживи я заграницей еще хоть 20, хоть 50 лет, все равно неистребимые черты советского человека – «совка» – у меня останутся. Любое проявление любезности, чуть повышенного внимания, немного неформальности вызывают у ...
Читать дальше...
Облегчается иммиграция в Канаду для специалистов
С 1 мая 2014 года начался новый цикл приема заявлений по программам иммиграции в Канаду для квалифицированных специалистов. Наибольший интерес в этой связи представляют изменения по программе Federal Skilled Worker, ...
Читать дальше...
Я говорю по-русски
22 марта 2015 года в Торонто состоится первая практическая конференция  "ЯГОВОРЮ ПО-РУССКИ" Это возможность встретиться с лучшими учителями русского языка и задать им вопросы, связанные с изучением языка за рубежами России. ...
Читать дальше...
Первые результаты программы Start Up Visa
16 июля 2014 года на пресс-конференции в Ванкувере министр гражданства и иммиграции Канады Крис Александр представил журналистам первых предпринимателей, прошедших иммиграцию по программе Start Up Visa. Ими оказались два начинающих ...
Читать дальше...
Русская эмиграция 20-30 годов
Цель данной статьи - осветить общественный и интеллектуальный фон жизни, концентрируя внимание на условиях, сложившихся как в самой эмигрантской среде, так и в странах где проживали эмигранты, отмечая пути и ...
Читать дальше...
Вторая волна русской эмиграции
В 2012 году исполнилось 70 лет второй эмиграции, которая до сих пор недостаточно исследована и интерпретируется по-разному. Это вполне понятно, учитывая сложность исторического времени – Второй мировой войны, трагического периода ...
Читать дальше...
Моя эмиграция
Предлагаем Вашему вниманию статью Виктора Котовского, в которой он рассказывает о своем опыте эмиграции и размышдяет над тем, что же заставляет нас все бросить и уехать искать счастья за границей. Мне ...
Читать дальше...
Почему они нас не любят
Канада – многонациональная страна, созданная иммигрантами разных поколений. Ни один из живущих здесь народов не претендует на кичливое звание “национального большинства”: нет, Канада – это “страна меньшинств”, в общем-то неплохо ...
Читать дальше...
Община духоборов в Канаде
Сейчас в Канаде насчитывается до 30 тысяч потомков духоборов. Секты духоборов в России появились в начале XVIII века на территории Слободской Украины и быстро распространились в Новороссии, Тамбовской и Воронежской ...
Читать дальше...
ЮНАЯ КАНАДКА ПРОТИВ МОГУЧЕГО AMAZON
Кампания протеста, которую развернула против торгового Интернет-гиганта Amazon 14-летняя Мэгги Хардер, судя по всему, обещает быть успешной. Девочка организовала онлайновую петицию, призывающую к тому, чтобы запретить на сайтах Amazon продажу футболок, ...
Читать дальше...
Русские в Европе. Четыре взгляда на взаимоотношения Франции
Супер виза для близких родственников иммигрантов
Культурная миссия послереволюционной эмиграции как наследие серебряного века
Квебек: возвращение в Канаду
Tысячи иностранных работников покинут Канаду
Трудности иммигрантов в новой стране
Бюджет правительства Альберты на 2018-19 гг
«Экспресс- иммиграция» — для “редких” работников
Вопросы и ответы о иммиграции и устройстве в
«Совок» он и в Канаде «совок»
Облегчается иммиграция в Канаду для специалистов
Я говорю по-русски
Первые результаты программы Start Up Visa
Русская эмиграция 20-30 годов
Вторая волна русской эмиграции
Моя эмиграция
Почему они нас не любят
Община духоборов в Канаде
ЮНАЯ КАНАДКА ПРОТИВ МОГУЧЕГО AMAZON