Калгари, Канада, жизнь в Калгари, новости Калгари, события в Калгари, информация о Калгари, афиша, знакомства в Калгари

Тайны нашего кино: “Место встречи изменить нельзя”

Место встречи изменить нельзя

Самый известный фильм с участием Высоцкого — «Место встречи изменить нельзя» – настолько культовый фильм, что и сегодня смотрится лучше многих современных блокбастеров.

Неизвестные подробности создания фильма и образа Жеглова, вместо которого просто невозможно представить кого-либо, кроме Владимира Высоцкого, — в материале репортера «МК».

Уже три десятилетия прошло с той поры, как телезрители впервые увидели детектив о приключениях сотрудников МУРа, занимавшихся ликвидацией жестокой банды «Черная кошка». Этот фильм стал одним из самых любимых, в нем все на редкость удачно «срослось»: интересный сценарий, отличная режиссура, участие многих известных актеров… ну и, конечно, «аура» Владимира Высоцкого, сыгравшего в сериале — на «ленточке» жизни — свою последнюю кинороль.

Корреспонденту «МК»в свое время довелось побеседовать со всеми главными «строителями» картины, оставшимися за кадром, — сценаристом, режиссером-постановщиком, главным художником, главным оператором. От них удалось узнать, как же и какой ценой роман «Эра милосердия» стал кинодетективом «Место встречи изменить нельзя».

«А ведь самая первая публикация нашего с братом Георгием нового романа — в нескольких номерах молодежного журнала „Смена“ — шла как раз под таким названием: „Место встречи изменить нельзя“, — уточнил во время беседы писатель, ныне, увы, покойный автор сценария Аркадий Вайнер. — Притом что мы-то снабдили свою рукопись иным заголовком — „Эра милосердия“. Однако в ЦК ВЛКСМ его забраковали (мол, „Эра милосердия“ — „поповские слова“!)… Вот после этого литературный редактор „Смены“ Кирилл Замошкин и предложил вариант с „Местом встречи…“. Уже позднее, когда роман собрались выпустить отдельной книгой, мы с Георгием решили вернуть ему первоначальное название. Ну а для детективного киносериала тот, придуманный Замошкиным „титул“ выглядел все-таки предпочтительнее: ярко, интригующе… Поэтому его использовали с первых же дней работы над фильмом».

Ультиматум артиста

Эпопея с экранизацией вайнеровского детектива началась благодаря Владимиру Высоцкому.

А.Вайнер: Мы жили тогда с Володей по соседству, были в дружеских отношениях. Однажды подарили ему наш только что вышедший роман про борьбу муровцев с бандой «Черная кошка». Уже на следующее утро чуть свет — звонок в дверь. Пришел Высоцкий. Он за ночь прочитал книгу и сразу же поспешил к нам с идеей: нужно делать фильм. «А Жеглова должен сыграть я!» — говорит. Перед его напором трудно было устоять, и мы с братом засели за подготовку сценария.

Первоначально режиссером-постановщиком должен был стать Алексей Баталов. Заявку на съемки телесериала приняли на Центральном телевидении, включили в план. Однако уже после этого выяснилось, что Баталов сможет приступить к работе нескоро: ближайшие полтора года у него заняты другими кинопроектами. Так долго ждать не хотелось, и потому мы с Георгием предложили Алексею Владимировичу компромиссный вариант: он будет делать картину по нашему следующему сценарию, а для «Места встречи…» подыщем другого режиссера. Новая кандидатура появилась благодаря все тому же Высоцкому. Он предложил обратиться к Говорухину, у которого уже снимался до того. Именно Володя и познакомил нас со Станиславом Сергеевичем…

С.Говорухин: Когда я прочел этот роман, сразу же понял: нужно делать по нему картину. В начале 1977 года мы приехали с Володей к Вайнерам и все обсудили. После этого началась уже реальная подготовка к съемкам.

Однако «ультиматум» «главного инициатора фильма» Высоцкого выполнить оказалось не так просто: роль Жеглова для него поначалу не получалось «забронировать». Хотя у самих создателей картины по этому поводу никаких сомнений не возникало. Однако «продавить» эту кандидатуру «в инстанциях» оказалось очень непросто.

А.Вайнер: Володю в ту пору на пушечный выстрел к телевидению не подпускали. Помогло лишь вмешательство одного из заместителей министра МВД (как выяснилось потом, ему очень нравились актерские работы Высоцкого). Во время обсуждения на худсовете он в ответ на все высказанные сомнения по поводу Володиной кандидатуры и его не всегда «правильного» поведения заявил: «Это же не передача, которая идет в прямом эфире, а фильм! Здесь можно все отснятые материалы заранее проверить и все шероховатости исправить».

Все-таки, несмотря на такую «министерскую» поддержку, создателям телесериала пришлось ради соблюдения «буквы закона» устраивать отбор исполнителя на роль Жеглова — хотя бы формальный.

— Пробы проходили в ДК им. Горбунова, — вспомнил главный художник фильма Валентин Гидулянов. — Кандидатов специально приглашали из числа начинающих актеров, чтобы легче было им отказать, оставив роль за Высоцким.

Подруга главного героя

По воспоминаниям создателей фильма, Высоцкий к своей роли в этом фильме относился с большим «пиететом».

А.Вайнер: Одежду для своего героя выбирал на костюмерном складе Одесской киностудии сам Высоцкий вместе с нашим художником по костюмам Акимовой. Вещи подыскивали долго и очень тщательно. Неизбежные для середины 1940-х элементы военной формы: галифе, сапоги. А еще — пиджак, рубашка-апаш, джемпер в полоску… Примерно так одет знаменитый киногерой Аль Пачино в одном из фильмов, который очень нравился Володе…

Зато после того, как были «прожиты» в кадре все эпизоды детективной эпопеи, интерес актера к дальнейшей работе над фильмом заметно угас.

С.Говорухин: Он без особого энтузиазма озвучивал роль — нервничал, торопился… После одного-двух дублей в тон-студии, бывало, заявлял: «Ладно, и так сойдет!» Добиваться идеально точной интонации, полной синхронности Володе было уже неинтересно. В нескольких эпизодах даже остались неозвученные его реплики: пришлось использовать павильонную запись звука — ту, что была сделана непосредственно во время съемок. Из нее убирали технические шумы, вырезали посторонние реплики…

К слову сказать, во время нашего разговора Станислав Говорухин раскрыл и еще один секрет знаменитого сериала: режиссер рассказал о «тайне личной жизни» капитана Жеглова.

В кадрах, посвященных празднику во Дворце культуры работников милиции, есть эпизод, где Глеб спускается по лестнице под ручку с симпатичной дамой и этак с некоторой рисовкой ей говорит: «Видишь, Люба, каких орлов воспитываю?!». Оказывается, идея «снабдить» сурового борца с преступностью Жеглова «подругой» появилась прямо во время съемок этих кадров.

С.Говорухин: Ну не евнух же он, нормальный молодой еще мужик! Вот и включили в фильм такой эпизод — намек, что какая-то дама — по крайней мере одна — в жизни капитана была… А роль «женщины Глеба Жеглова» сыграла участница съемочной группы — ассистент режиссера.

Три бурных дня

В сериале дебютировал Высоцкий-режиссер. Некоторые «знатоки» даже утверждают, что под его руководством сняты якобы большие куски фильма. Мол, Говорухину то и дело нужно было уезжать по делам, и на время своего отсутствия он поручал вести работу Владимиру Семеновичу. Но это не так.

С.Говорухин: Володя в то время уже собирался попробовать себя в режиссуре. Я видел, что ему это вполне по силам, и сам предложил: «Если хочешь, можешь снять несколько эпизодов для «Места встречи…» Но Высоцкий сомневался: «Ведь ты, Слава, все равно будешь вмешиваться, поправлять…» Тогда я пообещал, что даже не зайду в павильон, пока он работает. Мы договорились на четыре съемочных дня, но он уложился в три. А я поначалу никуда не уезжал. Накручивал, как заведенный, вокруг здания на только что приобретенной машине, иногда заходил в соседний павильон покурить с ребятами. И только в последний день уехал из города… Никаких сложных, ключевых эпизодов я снимать ему, конечно, не доверил — так, несколько проходных сцен в павильонных декорациях.

Например, опознание Фокса, его допрос, освобождение Груздева… Высоцкий снимал быстро, выстраивал сцены немного по-театральному. Потом мы с ним просматривали эти материалы, обсуждали его работу: «Володя, обязательно должны быть крупные планы. Вообще планов должно быть больше. Ты снял все сцены двадцатью планами, а надо было снять пятьюдесятью!» Конечно, его режиссерский дебют получился еще не слишком удачным, но я переделывать ничего не стал — и эти куски «растворились» среди других эпизодов в фильме.

— Мы тогда снимали в павильонных декорациях все сцены в МУРе — кабинеты следователей, коридоры… — вспомнил главный оператор фильма Леонид Бурлака. — Материал, который был отснят под руководством Володи, наверное, уложился в две-три минуты экранного времени. Но было видно, что Высоцкий способен вести съемки, чувствовалось, он знает, чего хочет, проявляет творческую фантазию. А уж о его энергии, работоспособности можно и не говорить…

В.Гидулянов: Едва лишь Володя оказался «на капитанском мостике», все на съемочной площадке так и завертелось. Это было, как его песни, — бурно, самозабвенно… Но очень ответственно. При нем съемки начинались уже часов в восемь утра, а ведь в обычные-то дни чаще всего едва народ подтягивался к павильону куда позднее.

После окончания работы над «Местом встречи…» директор Одесской киностудии (не без протекции Станислава Говорухина) предложил Высоцкому самостоятельную режиссерскую работу — снимать двухсерийный фильм «Зеленый фургон».

В.Гидулянов: Володя поначалу загорелся. Даже пригласил меня и некоторых других из съемочной группы «Места встречи…» поработать над этим фильмом. Однако вслед за тем началась организационная волокита: нужно было ходить по кабинетам разных начальников, писать и согласовывать массу документов (а поскольку чиновники относились к «буйному» артисту с опаской, то и решение вопросов по его картине всячески затягивали)… Высоцкий всего этого не выдержал, психанул, сорвался, и картину отдали другому режиссеру.

С.Говорухин: Да, Володе понравилось снимать. Но потом эта идея в нем как-то «перегорела». Видимо, он окончательно понял, что режиссерская работа потребует полного погружения в нее, отказа как минимум на год от концертов… К таким жертвам он не был готов.

«Полтинник» за трюк

В сценарии «Места встречи…» немало «форс-мажорных» ситуаций. Однако на вопрос о самом-самом сложном эпизоде мои собеседники ответили одинаково: конечно же, падение грузовика в Яузу!

В.Гидулянов: Эти кадры снимали одними из самых последних. В качестве «утопленника» нашли совершенно «убитый» «Студебеккер» — не на ходу, без тормозов… Разгонять его должен был специальный грузовик-толкач (в определенный момент он отцеплялся, и «студер» катил под уклон к реке самостоятельно). В кабину сели два наших лучших каскадера — Володя Жариков и Олег Федулов…

Л.Бурлака: Нам предстояло сделать лишь один дубль, причем в условиях так называемой режимной съемки. Успеть надо было за те считанные минуты, когда сгущаются сумерки (по сценарию-то погоня и авария происходят поздним вечером). Вроде бы все подготовили, отрепетировали — нужно начинать. Вдруг выясняется: у толкача заглох двигатель, и никак не могут его завести. Я вижу, что свет катастрофически уходит — еще чуть-чуть и снимать уже будет нельзя. Наконец, буквально в последний момент, автомобиль все же завелся, разогнал «Студебеккер», тот покатил к реке, сбил решетку…

— Готовя трюк, мы рассчитывали, что грузовик на скорости слетит с берега и плюхнется в Яузу «брюхом», — рассказал каскадер Владимир Жариков. — Однако вместо этого «Студебеккер», неудачно ударившись колесами о бордюрный камень и потеряв ход, «клюнул носом» и полетел в воду вверх колесами. Меня и Олега Федулова «заклинило» в кабине, погрузившейся в толстый слой ила. Вместо запланированных нескольких секунд мы пробыли под водой более минуты, прежде чем сумели выбраться из машины… Этот трюк был отнесен к высшей категории сложности и по существовавшим тогда расценкам Госкино стоил 50 рублей. Именно столько мы с Федуловым и получили. А несколько лет спустя довелось разговаривать с приехавшим в Россию американским режиссером, которому показали фильм «Место встречи…» Он был поражен, когда узнал, что при съемке сцены с падением грузовика в реку в кабине сидели каскадеры: «У нас в Америке этот эпизод сделали бы с использованием монтажа — сначала сбросили бы в воду пустую машину, а потом сняли кадры с выбирающимися на берег людьми». Я поинтересовался, сколько получили бы американские каскадеры за исполнение такого трюка. «О, за столь серьезный риск нужно заплатить не меньше ста тысяч долларов!»

 

Оживший памятник

На съемках возникли непредвиденные трудности и с другим «четырехколесным артистом».

В.Гидулянов: Нам необходим был в нескольких эпизодах автофургон с надписью «Хлеб». Именно на нем, по сценарию, бандиты приезжают грабить магазин, а в последней серии увозят Шарапова на свою «малину» и затем отправляются оттуда освобождать арестованного Фокса. В мастерских киностудии мы заранее заказали изготовление такой хлебовозки. Однако по каким-то причинам наше задание вовремя выполнить не успели. Как тут быть? Буквально через день грузовичок «Хлеб» должен стоять на съемочной площадке, а его, оказывается, еще и в природе не существует!..

В отчаянии я взял машину нашей съемочной группы и отправился на ней колесить по Москве: вдруг попадется на улицах хоть какой-нибудь подходящий агрегат… Ездили-ездили, наш водитель наконец не выдержал и спрашивает: «Что же мы все-таки ищем?». Объясняю ему про хлебовозку, а парень вдруг вспоминает: «Я раньше работал на хлебозаводе № 1, так вот там во дворе стояла такая машина — на пьедестале, как памятник…» Давай, говорю ему, скорее вези туда!

Приехали. Смотрю: действительно, стоит старенький «газик»-хлебовозка на постаменте, и табличка приделана: «Этот автомобиль в годы войны развозил хлеб в прифронтовой Москве». Я скорее к директору, но тот оказался в отъезде. Пришлось вести переговоры с заместителем. Объяснил ситуацию, попросил разрешения взять мемориальный фургончик на несколько дней для съемок. Замдиректора — в нерешительности: ну как же вы будете его в кино снимать, если «ГАЗ» не на ходу, у него даже двери кабины заварены! Да и спустить эту машину вниз с постамента очень сложно…

Пришлось продолжить уговоры, а своего водителя я на улицу послал — поймать там какой-нибудь проезжающий мимо автокран. Когда это удалось и кран уже у ворот стоял, заместителю директора деваться было некуда — разрешил забрать хлебовозку.

Потащили ее сразу на съемочную площадку в Сокольники. И тут выясняется, что из всех механизмов у этого «старичка» только ручной тормоз работает. К счастью, первый из снимаемых эпизодов — ограбление магазина (помните, кадры, где маленький мальчик пытается в милицию по уличному телефону позвонить?). А там фургон «Хлеб», на котором приехали бандиты, должен был просто стоять на ночной улице. А после этого «газик» отправили на «мосфильмовскую» автобазу, где его быстро привели в рабочее состояние. На съемках нескольких следующих эпизодов хлебовозка уже могла двигаться вполне самостоятельно. Потом мы ее, конечно, вернули назад, на хлебозавод.

* * *
 

После первого же показа нового детективного сериала осенью 1979 г. в России началась новая эра — эра всенародной любви к фильму «Место встречи изменить нельзя».

С.Говорухин: Еще во время съемок, когда стало понятно, что картина получается, мы в своем кругу обсуждали: а что если сделать продолжение? Но не более того… О предполагаемых новых сериях «Места встречи…» я слышу уже много лет. Якобы сохранились пленки с какими-то не попавшими в картину фрагментами, где играет Высоцкий, и эти фрагменты можно использовать… Чушь! Никаких фрагментов не сохранилось — весь материал, отснятый с участием Володи, вошел в фильм! Скажу вам больше: даже фотографий с Высоцким, сделанных во время съемок, практически не осталось. У нас тогда был фотограф, который работал сразу на двух картинах, снимавшихся Одесской киностудией, — нашей и «Д%u2019Артаньян и три мушкетера». В той играл Боярский, у нас — Высоцкий. Фотографу, видимо, был более интересен образ красавца француза со шпагой — большую часть времени он тратил на «Мушкетеров»… Когда Володи не стало, мы спохватились: фотографий-то его нет, лишь несколько кадров, сделанных кем-то из съемочной группы… До сих пор не могу простить такого отношения к Высоцкому!

Александр Добровольский, Московский комсомолец