Калгари, Канада, жизнь в Калгари, новости Калгари, события в Калгари, информация о Калгари, афиша, знакомства в Калгари

Влияние иммиграции на подростков

imagesCA8SAL4Q
Многие вопросы в своей основе сводятся к дилемме: “правда” или “неправда”. Справедливо или не справедливо? Факт или не факт? Мои первые мысли об опросе и собственном исследовании реальной ситуации иммигрантов моего возраста (от 20 до 25 лет) были подпитаны таким простейшим вопросом о правде. Видим мы или нет? Знаем мы или закрываем глаза?
Приехав в Канаду в подростковом возрасте и уже пережив вторую иммиграцию, я не мог не заострить свое внимание на размышлениях, связанных с эмоциональными аспектами иммиграции и царапинами, которые она оставляет. Лишение родного и родных, своей культуры и родины взамен на приобретение материального спокойствия, размеренной жизни и “свободы слова” – в этом ли выбор иммигрантов?
Мне хотелось узнать, насколько индивидуально мое мнение, разделяется ли оно большим числом иммигрантов.
Конечно, еще до эмиграции из бывшего Советского Союза мы догадывались, на что идем, сознательно принимали это жизненно важное решение. Еще до приезда в Канаду, при долгих кропотливых оформлениях неисчислимого количества документов и прохождениях бюрократических инстанций, мы мысленно были “там”, за рубежом, и только эти инстанции и бумажки мешали нам быть там физически. А что если задаться вопросом об иммиграции и ее влиянии на нашу жизнь с точки зрения того, кто делал этот шаг неосознанно; а точнее – вообще не делал никаких шагов и не принимал решений. Таким человеком является ребенок, родители которого иммигрировали. Через несколько лет можно ему задать те же вопросы: плохо или хорошо, нашел ли свое место в обществе, что такое иммиграция для него вообще? Положительные или отрицательные отпечатки оставляет перемена страны, жизни и культуры в подростковом возрасте?Беседовал я с людьми, которые идут по привычным ступеням пирамидальной лестницы: школа, работа, колледж, работа, опять работа, университет и т. д., у которых уже сложилось свое представление о канадском обществе и о его структуре. Я увидел, что мнения расходятся в зависимости от опыта, характера и мировоззрения человека.Вот Александра Литвак, которая покинула столицу России в возрасте 10 лет, рассказывает о своем опыте и взрослении в процессе неоднократной перемены стран, как о веселом приключении. Когда у ее папы появились проблемы с бизнесом, а в Москве происходили события 93-го, они собрались за две недели и уехали. В Канаде оказались через пару лет, после Израиля, о котором у нее остались только хорошие воспоминания:
“Мне кайфово там было. Папа там устроился как сторож. Там везде сторожа были нужны из-за арабов, и много русских так работали. Ему там тоже было весело. Мама потом устроилась как учитель русского языка. Вообще, она плохо переживала жару и взрывы, она там не прижилась. У нас с папой там было ощущение легкой жизни”.Иммиграция в Канаду, рассказывает Александра, тоже прошла легко.
“Я здесь за год выучила французский в accueil … подала в high school и прошла все экзамены по математике, французскому и т. д. Месяц проучилась там, потом в Мексику, потом опять сюда в high school… Вообще все наши иммиграции прошли легко: могли ехать хоть туда, хоть сюда. Здесь у меня вообще никогда не было русских друзей, только после знакомства с моим парнем появились”.

Вот Жанна Саракисян, которая была вывезена в Канаду из Армении в возрасте 14 лет, делится своим опытом взросления, рассуждая немного иначе:
“Человек привыкает к обстоятельствам, хорошо ему или плохо, адаптируется. Вот в Ереване, например, мне не было плохо. Было очень хорошо и легко, мы бегали по двору, играли. Не знаю, что это – просто из-за воспоминаний детства или самого места? Но родителям там было тяжело, потом уже… По поводу Канады, уже вырабатывается привычка. Я уже просто привыкла к этой жизни. Здесь много хорошего, но единственное, что плохо для меня в Канаде (не знаю, связано это с взрослением?), это – чем больше я живу и взрослею, тем больше у меня депрессии, повседневной жизненной рутины, и просто из тебя все соки выжимаются. Вот нет простого: сесть, посидеть, повеселиться”.

Жанна тяжело перенесла переезд, особенно первое время в Канаде оказалось нелегким. Все же она находит положительные элементы в канадском обществе:
“Но вот насчет Канады мне точно нравятся две вещи: это учеба и работа. Вот у нас там университет точно сильней, но после него без связей никуда не попадешь. Здесь не так. С работой здесь хорошо”.
В повествовании Жанны слышим, как вынужденная смена родного и единственного в подростковом возрасте может оставить негативные отпечатки. Ей было гораздо тяжелее прижиться и, наверное, чувство “своего” будет всегда принадлежать Еревану из детства. Можно ли в молодом возрасте жертвовать весельем, друзьями, родными, своим двором, общением и свободой в целом ради того, чтобы было хорошо с работой? Работа, впрочем, “все соки выжимает”, однако к этому относятся как к позитиву.

Но есть примеры, когда подросткам было так же тяжело, как и взрослым, и ощущение “своего” никогда не относилось к родному городу, двору или стране:
“Моя родина – это страна, которую я ненавижу. Я считаю, что это самая худшая страна в мире, дыра просто, и никому бы не пожелал там оказаться. (Автор этих слов говорит об одном из кавказских регионов, где он родился и жил до переезда в Канаду – Т. Х.) Мне там, как художнику, да и вообще, не было бы никакой жизни; там только уличные законы и постоянные столкновения. У меня самого там пару раз были неприятные стычки, я знаю, что это такое,” – так высказывается Артур Багдасарян, приехавший в Монреаль 7 лет назад. Семья Артура была вынуждена пройти через многие испытания в Канаде, и в течение нескольких лет ее члены не имели никакого статуса. Пройдя через эмоциональные испытания и вынужденно работая на черных работах, Артур никогда не хотел вернуться обратно и был счастлив, что их семья здесь: “Я больше никогда не суну свой нос в эту страну”. Канаде и всему, что она предоставляет, он очень благодарен. Похоже, на мнение Артура повлиял серьезный негатив, связанный с волной нетерпимости, поднявшейся практически на всем постсоветском пространстве. Но этот аспект остался за рамками данного мини-исследования.

А вот Игорь Луценко, приехал в более позднем возрасте, прожил в Канаде около 5 лет, но его мнение похоже на комментарии Жанны.
“Вот это все у меня было там классное: я оставил школу, друзей, семью. Здесь я никого не знаю. Я поменял родину на неизвестную мне страну. Сейчас, это, конечно, все уже не так. У меня было стандартное ощущение, вроде как Америка, Канада – это ого-го! И когда я приехал сюда и, помню, ехал на такси по этим хайвейям, я думал: “О, как круто все это американское”. Теперь, конечно, для меня наш район – это обычное гетто. Да, вот еще, помню, что ощущение было, как будто все не свое, будто никогда не смогу адаптироваться. Постоянно чувствовал себя как в гостях. Даже прихожу домой, вроде мамка дома, а все равно как в гостях чувствуется”.

Как и Жанна, Игорь говорит об общении и о значительности своей потери. Но оба утверждают, что со временем к этому привыкаешь. Потерял родину: привыкаешь. Нет веселья и общения: заменяешь его другим.
“Я считаю, что у нас все сложилось хорошо. Я закончил школу, пошел в колледж, работаю. Все это хорошо. Только вот жалко, что родственников нет. Никто не может так взять и завалиться. Помню, с бабулей как-то на базар пошли, вернулись, смотрим: тетя сидит”, – дополняет Игорь.

Совсем иное рассказывает Феликс Серов, который не прижился в Канаде, но и в России не чувствовал себя в своей тарелке:
“Мы приехали в надежде на лучшую жизнь. Понимаешь, я не могу тебе сказать, что я думал, мне было 12 лет. Я ничего не соображал. Думал, что там у нас будут друзья, дом, работа, машина. Ничего этого не было. Я был полностью потерян. Здесь все оказались одни “snobs”, которые прожили здесь 2 года, и задирали свой нос так высоко. Друзей у меня не было ни там, ни здесь. Насчет Канады просто думал, что все будет хорошо, а так, что Канада, что Америка не было разницы”.

Однозначного ответа на вопрос, что такое иммиграция и какие следы она оставляет, услышать не получится. Каждый принимает этот груз по-своему. И все же есть определенная схожесть во мнениях, и по сути переживания этих людей очень похожи. Одно можно заметить точно: люди едут в Канаду в поисках финансовой стабильности, перспектив в учебе и работе. Детям иммигрировавших родителей в Канаде рано или поздно начинает нравиться, они приобрели или приобретают финансовую и материальную стабильность, веру в будущее, но все же оставили в прошлом что-то большое: друзей, общение и нечто “свое”, родное.
Начиналось мое исследование с определенных целей и с намерения выявить конкретные вещи или, по крайней мере, ответить на собственные вопросы: что плохого или хорошего на самом деле приносит иммиграция, как она меняет нас и наши отношения с семьей, с друзьями. Но истории и переживания каждого говорят, что каждый человек принимает иностранное общество по-своему и иммиграция для одних – бремя, для иных – освобождение. Картина, сложившаяся здесь, берет начало в недрах моих собственных переживаний и умственных скитаний. Наверняка читатель найдет аргументы, дополнения, комментарии, которые прольют новый свет на эту щепетильную тему. Разумеется, мой опрос не является научно-статистическим исследованием, но впечатления других людей такого же возраста или их родителей помогут нам увидеть картину лучше, дополнить ее. Существуют ли другие грани проблемы? Дискуссия на эту тему никогда не исчерпается, а только поможет раскрыть и выявить ее новые аспекты, натолкнуть на более глубокое размышление и расширить наш горизонт. Я не ставлю точку в своем исследовании. Ваши мнения и истории собственного опыта иммиграции помогут мне лучше понять суть происходящего с нами.

Тимур Хаметов
Монреаль
Источник: www.russianmontreal.ca